Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2017 » Май » 1 » • Тюмень на костях: история расстрелов в «Доме НКВД» на Семакова •
07:45
• Тюмень на костях: история расстрелов в «Доме НКВД» на Семакова •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Дом НКВД по ул. Семакова
  • Железная метла ЧК
  • Мёртвый дом
  • Кладбище под ногами
  • Из воспоминаний
  • Расстреляны в Тюмени
  • Стена-памятник
  • Список литературы
  • Статьи
  • Комментарий
  • Отзвуки минувшего
  • Ссылки по теме
  • Помочь, проекту "Провидѣніе"
  • «Дом НКВД» В доме 18 по ул. Семакова

    «Дом НКВД» В доме 18 по ул. Семакова с ноября 1923 г. по март 1954 г. находился окружной и районный отдел ОГПУ, потом опер отдел ОГПУ-НКВД, потом отдел."

    фото

    «Дом НКВД» В доме 18 по ул. Семакова с ноября 1923 г. по март 1954 г. находился окружной и районный отдел ОГПУ, потом опер отдел ОГПУ-НКВД, потом отдел НКВД, НКГБ, МГБ – карательных органов советского государства. Печальную славу дом получил в годы репрессий, так как здесь находился Тюменский отдел НКВД.

    Представители старшего поколения помнят, что двухэтажный особняк в тридцатых годах обнесли забором, стояла охрана, и близко к дому было опасно подходить.

    Здесь пытали «врагов народа», стоны слышались даже на улице. Только с мая 1937 по октябрь 1938 года в подвале дома было расстреляно 1976 человек. Дом на Семакова, 18 тюменцы называли «тюменской Лубянкой», «семаковкой».

    В 1954 году из него выехали органы МГБ. В 1954 г. здание передали пединституту под общежитие. В 80-е гг. здание окончательно обветшало.

    «Дом НКВД» был окончательно разрушен 15 сентября 1998 года. В 2000 г. университет начал на месте «дома НКВД» строительство информационно- библиотечного центра.

    В День памяти жертв политических репрессий, 30 октября 2001 г. у его стены открыли памятный знак – гранитный камень, привезённый из карьера «Увильды» Челябинской области, с надписью: «Здесь в 1937 – 1938 гг. проводились массовые расстрелы невинных… НИКОГДА БОЛЬШЕ…»

    фото

    http://www.myshared.ru/slide/931053/

    Железная метла Чрезвычайной Комиссии

    Каждому тюменцу известно здание библиотечно-информационного центра Тюменского Государственного Университета. И многие наверняка обращали внимание на камень с надписью «Никогда больше» рядом со зданием.

    фото

    Он установлен в день памяти жертв политических репрессий. Так что наш город свзяывает с репрессиями и сталинским режимом? В 1937 г. при Сталине обостряется классовая борьба, и репрессии, призванные очистить молодую страну от остатков враждебных и наиболее опасных «антисоветских элементов» (духовенство, бывшие офицеры и т.д.), достигают своего пика.

    В ходе коллективизации сельского хозяйства в 1929-1933 гг. «кулаки» или попросту зажиточные крестьяне подвергались выселению за пределы своей области с последующей конфискацией имущества.

    Таким образом многие были сосланы в Сибирь – и в Тюменскую область в частности – как «спецпереселенцы». Естественно, что «спецпереселенцы» попали в категорию «врагов народа», которые зачастую приговаривались к «высшей мере наказания», т.е. расстрелу.

    Мёртвый дом

    Допросы, пытки и расстрелы в Тюмени осуществлялись в так называемом «Доме НКВД», что находился на улице Семакова, 18 – в двухэтажном особняке купца первой гильдии Михаила Брюханова, построенном в 1871. На тот свет жертвы попадали из складского подвального помещения, специально обитого для шумоизоляции.

    Глазунова Анна Григорьевна в своей книге «Я сидела в подвалах НКВД» пишет: Камеры были маленькие. Звукоизоляция была полная – ни из соседних камер, ни с улицы не доносилось ни звука. Арестанты не перестукивались. Беспрестанно ходил дежурный, смотрел в «волчок».

    Двери кругом были железные. Прежде чем зайти в камеры, надо было открыть дверь, потом решётку, а потом ещё одну дверь. В двери было окошечко для раздачи, и когда его открывали, то в камеру выбрасывалась откидная полочка. В самой камере всегда было темно – лампочка там была, но только располагалась она высоко над дверью и была закрыта в решётку.

    Вместо кроватей стояли топчаны – сооружение из двух крестовин вместо ножек, с прибитыми к ним досками. Постели не было вовсе. На полу тоже ничего не было – голый цементный пол»... ...отвели меня в камеру в подвале. Как по Республике идёшь в сторону музея – второе окошко, я там и сидела. Окна выглядели следующим образом.

    Сперва шла решётка, затем рама, после неё опять решётка. Со стороны улицы окна подвала были закрыты железными колпаками-навесами, так что арестант мог видеть в лучшем случае ноги прохожих... ...была там такая стена метровая, у той стены яма была, подвал – в неё спускалась лестница. И вот туда людей заводили. Если туда кто-то заходил, то оттуда его уже выносили.

    Там глухо было, ничего не слышно... Как утверждает небезызвестный историк и краевед Александр Петрушин, только с мая 1937 по октябрь 1938 г. в подвале было расстреляно примерно 2 000 человек. Если же брать всю страну, то в данном случае источники расходятся в цифрах: по официальным данным это 934 человека в день, согласно же данным Ольги Шатуновской – это число достигает почти 3000 человек.

    Дом был разрушен 15 сентября 1998 г. и в настоящее время на месте «тюменской Лубянки» располагается Библиотечно-информационный центр Тюменского Государственного Университета, перестроенный на манер старого здания.

    фото

    фото

    Кладбище под ногами

    Тела убитых потом вывозили на Затюменское кладбище (в его западную часть), которое было устроено близ улиц Полевая и Пролетарская. Однако точное число захоронений не установлено.

    Кладбище было закрыто, захоронения уничтожены, а потом там располагался завод по производству асфальта, закрытый в 1999 г. Местные жители ничего не знали о захоронениях – ведь закапывали ночью, в тайне.

    А когда началось рытьё под котлован для новых зданий в 50-60-х гг. и было найдено множество человеческих костей, то и тогда люди не осмеливались озвучивать свои догадки публично.

    Лишь только в 1989 г. пенсионерка, проживавшая рядом с кладбищем, сообщила, что военные в своё время обнаружили могилу в 350 человек.

    Сегодня же в этих местах находится ТЦ «Ямская Слобода» и жилищный комплекс «Олимпия».

    фото

    Из воспоминаний

    «…Отвели меня в камеру в подвале. Как по Республике идешь в сторону музея – второе окошко, я там и сидела. Окна выглядели следующим образом. Сперва шла решетка, затем рама, после нее опять решетка. Со стороны улицы окна подвала были закрыты железными колпаками-навесами, так что арестант мог видеть в лучшем случае ноги прохожих…» Из воспоминаний А. Г. Глазуновой о событиях сентября 1941 г.

    «…Камеры были маленькие. Звукоизоляция была полная – ни из соседних камер, ни с улицы не доносилось ни звука. Арестанты не перестукивались. Беспрестанно ходил дежурный, смотрел в «волчок». Двери кругом были железные. Прежде чем зайти в камеру, надо было открыть дверь, потом решетку, а потом еще одну дверь.

    В двери было окошечко для раздачи, и когда его открывали, то в камеру выбрасывалась откидная полочка. В самой камере всегда было очень темно – лампочка там была, но только располагалась она высоко над дверью и была закрыта в решетку.

    Вместо кроватей стояли топчаны – сооружение из двух крестовин вместо ножек, с прибитыми к ним досками. Постели не было вовсе. На полу тоже ничего не было – голый цементный пол…» «Я сидела в подвалах НКВД»

    фото

    «… была там такая стена метровая, у той стены яма была, подвал – в нее спускалась лестница. И вот туда людей заводили. Если туда кто-то заходил, то оттуда его уже выносили. Там глухо было, ничего не слышно…» Из воспоминаний А. Г. Глазуновой

    «… У нас в Тюмени более культурно расстреливали. Вас ведут, и вы не встретите никого. Мертвые за перегородкой. Вы вещи оставили, зашли, вам объявляют приговор, Ставят на колени и расстреливают. Стреляют, конечно, в затылок. Потом контрольный выстрел, в висок. Не-ет, у нас более культурно это делалось. Потом, конечно, грузили, заворачивали в полога.

    Чтоб машину не пачкать. Заворачивали и увозили…» Из рассказа оперуполномоченного Тюменского опер сектора НКВД «… У нас в Тюмени более культурно расстреливали…»

    Из характеристик на оперуполномоченного по тюрьме В. Скардина, подписанных начальником опер сектора Н. Петровым: «Отлично проявил себя при исполнении приговоров «тройки»… г. «При исполнении приговоров «тройки» УНКВД он был основным исполнителем, через которого прошло осужденных к высшей мере наказания 400 человек…» г.

    «…Был обязательно комендант, который отвечал за приведение приговора в исполнение. Бурдин. Он для приведения приговоров в исполнение оборудовал в подвале специальную комнату, там раньше был складки. Стены обил, чтобы не было слышно выстрелов. В этом складе и расстреливали, а потом увозили на Затюменское кладбище. Могилы там копали милиционеры..» Записал Р. Голдберг

    фото

    Расстреляны в Тюмени

    1. Артемьев – Михайлов Николай Михайлович, 1890 г.р., г. Тюмень. Главный бухгалтер Тюменского пединститута. Арестован г. Осужден «тройкой» Омского УНКВД г. Расстрелян в Тюмени г. Реабилитирован г.
    2. Гожичанский Иосиф Шмулевич, 1908 г.р., г. Люблин. Польша. Студент пединститута. Арестован г. Осужден особой комиссией НКВД г. Расстрелян в Тюмени г. Реабилитирован г.
    3. Ергин Клавдий Иванович, 1886 г.р., д. Денисово, ныне Исетского района. Комендант Тюменского пединститута. Арестован г. Осужден «тройкой» Омского УНКВД г. Расстрелян в Тюмени г. Реабилитирован г.
    4. Ергин Сергей Иванович, 1883 г.р., д. Денисово, ныне Исетского района. Огородник Тюменского пединститута. Арестован г. Осужден «тройкой Омского УНКВД г. Расстрелян в Тюмени г. Реабилитирован г.
    5. Иорданский Юрий Петрович, 1883 г.р., с. Городня Тверской губернии. Ссыльный. Зав. кафедрой географии Тюменского пединститута, профессор. Арестован г. Осужден «тройкой» Омского УНКВД г. Расстрелян в Тюмени г. Реабилитирован г.
    6. Новик Иван Семёнович, 1903 г. р. Польша. Член ВКП(б). Студент Тюменского пединститута. Арестован г. Осужден особой комиссией НКВД г. Расстрелян в Тюмени г. Реабилитирован г.
    7. Огибенин Григорий Тарасович, 1897 г.р., г. Тюмень. Зав. кафедрой химии Тюменского пединститута. Арестован г. Осужден «тройкой» Омского УНКВД г. Расстрелян в Тюмени г. Реабилитирован г.
    8. Селихов Павел Иванович, 1892 г.р., ст. Дмитриевка Северо-кавказского края. Преподаватель физики рабфака при Тюменском пединституте. Арестован г. Осужден «тройкой» Омского УНКВД г. Расстрелян г. Реабилитирован г. Репрессированные сотрудники, преподаватели и студенты Тюменского пединститута – 1938 гг. Репрессированные сотрудники, преподаватели и студенты Тюменского пединститута – 1938 гг.

    фото

    Г. Т. Огибенин в химической лаборатории Тюменского пединститута гг. Григорий Тарасович Огибенин /1897 – 1937/ Зав. кафедрой химии Тюменского пединститута Расстрелян в Тюмени по приговору «тройки»

    фото

    Юрий Петрович Иорданский /1883 – 1938/ Зав. кафедрой географии Тюменского пединститута Расстрелян в Тюмени по приговору «тройки» г.

    фото

    В начале 90-х годов XX века здание пришло в аварийное состояние На основании отрицательного заключения Моспроекта и Тюменской архитектурно-строительной Академии о будущем здания было принято решение о «разборке аварийных стен бывшего общежития».

    Областная и городская администрации исключили здание из списков памятников истории и культуры, подлежащих государственной охране. 15 сентября 1998 года бывшее здание НКВД было снесено Снос бывшего дома НКВД

    фото

    Стена-памятник

    В 1996 г. из кирпичей развалившихся стен «Дома НКВД» на ул. Полевой на территории асфальтобетонного завода была сооружена символическая стена-памятник на месте захоронения расстрелянных.

    Затюменское кладбище существовало с конца XIX века до нач.1940-х гг. В западной части кладбища в братских могилах закапывали расстрелянных. Ул. Полевая, 109 (территория бывшего Затюменского кладбища) Ул. Полевая, 109 (территория бывшего Затюменского кладбища)

    Памятная стена сложена из 2194 кирпичей – по числу расстрелянных людей. Кирпичи и кованая решетка от подвального окна взяты из развалин бывшего «дома НКВД».

    На черном лабрадорите надпись на трех языках: «НИКОГДА БОЛЬШЕ». 29 апреля 1998 г. памятный знак нарастили ещё четырьмя сотнями кирпичей – по числу вновь обнаруженных жертв репрессий.

    5 мая 1998 г. в оставленную нишу замуровали капсулу из нержавеющей стали, в нее был помещён список тайно убитых и тайком преданных земле. Закладывали капсулу ректор ТюмГУ Г.Ф. Куцев и глава города С.М. Киричук.

    Памятник жертвам сталинского режима. Арх. В. Воробьёв, О. Андреев, В. Кулачковский Открыт 28 октября 1996 г.

    фото

    5 мая 1998 г. в оставленную нишу замуровали капсулу из нержавеющей стали, в нее был помещён список тайно убитых и тайком преданных земле. Закладывали капсулу ректор ТюмГУ Г.Ф. Куцев и глава города С.М. Киричук.

    фото

    Тюменский пединститут в годы репрессий. Дом НКВД («Семаковка»), ул. Семакова, 18

    Список литературы:

    фото

    Книги:
    1. Глазунова, А. Г. Я сидела в подвалах НКВД : воспоминания / А. Г. Глазунова // Ежегодник ТОКМ – Тюмень, С Дубовская, Е. М. Легенды и тайны Тюмени /
    2. Дубовская Е. М. – Тюмень : Тюменский дом печати, – 336 с.
    3. Гольдберг, Р. С. Книга расстрелянных. Мартиролог погибших от рук ВЧК-ОГПУ-НКВД в годы «красного» террора (Тюменская область) : в 3 т. / Р. С. Гольдберг. – Тюмень : Тюменский курьер», – Т. 3. – 404 с.
    4. Животова, А. Н. Репрессии 30-х гг. XX века в истории Тюменского пединститута / А. Н. Животова // Проблемы истории массовых политических репрессий в СССР : 60 лет без Сталина. Осмысление прошлого советского государства : материалы VIII Международной научной конференции. – Краснодар : Экоинвест, – Часть I.
    5. Книга расстрелянных. Мартиролог погибших от руки НКВД в годы большого террора (Тюменская область) : в 2 т. / сост. Р. С. Гольдберг. – Тюмень : Тюменский курьер, – Т. I – 510 c. ; Т. II. – 461 с.
    6. Лысова, Т. В. Последние годы жизни первого заведующего кафедрой географии Тюменского пединститута Ю.П. Иорданского ( гг.) в архивных источниках / Т. В. Лысова, А. Е. Исентаева // Документ в оперативной и ретроспективной среде. – Тюмень : Печатник, – Вып. 3.
    7. На Царской // Тюмень университетская : путеводитель по Тюменскому государственному университету. – Тюмень : Изд-во ТюмГУ,
    8. Начало пути. Первое десятилетие // Тюменский государственный университет : осмысление пройденного / под ред. Е. Б. Заболотного // Тюмень : Изд-во ТюмГУ, – Гл. I.
    9. Памятные знаки Тюмени // Памятный альбом / сост.: Е. А. Дагаева, Г. И. Иванцова, Н. В. Петрушина ; под ред. В. Ф. Медведева. – Тюмень : Вектор Бук.
    10. С Петрушин, А. А. «Мы не знаем пощады…» : известные, малоизвестные и неизвестные события из истории тюменского края по материалам ВЧк-ГПУ-НКВД-КГБ / А. А. Петрушин. – Тюмень: Изд-во Ю. Мандрики, – 304 с.
    11. Петрушин, А. А.Тюмень без секретов, или Как пройти на улицу Павлика Морозова / А. Петрушин. – Тюмень : Мандрика, – 320 с.
    12. Становление // История геофака Тюменского университета / В. Д.Старков, Л. А.Тюлькова, А. Ю. Солодовников // Тюмень : Тюменский дом печати, – С

    Статьи:

    фото

    1. Дубовская, Е. Особняк купчихи Брюхановой / Е. Дубовская // Комсомольская правда. – – 190 (16 окт.).
    2. Боталов, Н. До основанья. А зачем? / Н. Боталов ; фот. С. Киселева, архив ВООПИК // Тюменский курьер. – – [август].
    3. Бывшее здание НКВД рухнуло / фот. В. Турбина // [Тюменский курьер]. – ?
    4. Гольдберг, Р. Слово и дело по-советски : последний из НКВД / Р. Гольдберг // Родина. – – 9.
    5. Иваненко, А. С. Черный 1937-й / А.С. Иваненко // Четыре века Тюмени. – Тюмень : Радуга-Т, –
    6. Петрушин, А. Господа офицеры, но совсем не князья / А. Петрушин // [Сибирский тракт]. – – 3 (дек.). – С – (Исторический криминал).
    7. Петрушин, А. А. Садить или сажать / А. А. Петрушин // Тюмень без секретов, или Как пройти на улицу Павлика Морозова. – Тюмень : Мандрика, –
    8. Петрушин, А. Тюремный генерал / А. Петрушин // Родина. – –
    9. Платов, А. «Мы помним все, что было…» / А. Платов // Университет и регион. – 2001 – 32 (нояб.).
    10. Полянская, С. Память о жертвах политических репрессий бессмертна / С. Полянская // Университет и регион. – 2002.– 47(нояб.).
    11. Прошлое возвращается к тем, кто о нем забыл / фот. В. Турбина // [Тюменский курьер]. – – [30 окт.].
    12. Дубовская, Е. Тюменская Лубянка / Е. Дубовская // Легенды и тайны Тюмени. – Тюмень: Тюменский дом печати,
    13. Материалы о репрессированных преподавателях пединститута // Архив Музея истории вуза ТюмГУ:

    1). Документы по делу Иорданского Ю. П. : копии //Архив Музея истории вуза ТюмГУ - обвинительное заключение - Ф 5. Оп 38. Д Т 1. Л 80-82; - анкета арестованного - Ф 5. Оп 38. Д Т 1. Л 5-5 об; - фотографии – 2 шт.
    2). Документы об Огибенине Г. Т. // Архив Музея истории вуза ТюмГУ - автобиография Г. Т. Огибенина. Л. 1-2 : сканы; - документы; - зачетная книжка студента горного ин-та императрицы Екатерины Второй Огибенина Григория Тарасовича за фотографии;
    3). Документы о Николове - газетные статьи (2 шт.): копии. Никольский. Комсомолец – педагог (о Николове) // Красное знамя. – – 29 окт. – 237 (4323). - С. 2. Побольше бы таких, как товарищ Николов! // Красное знамя. – – 29 нояб. – 262 (4347). - С. 2.
    4). Список сотрудников, преподавателей и студентов Тюменского пединститута, расстрелянных в годы репрессий.
    Информационно-библиотечный центр Тюменского государственного университета Историко-культурный проект «Семакова, 18: крутые ступени истории» 2014

    фото

    http://www.myshared.ru/slide/931053/

    Комментарий

    Есть еще здание ЧК по ул. Орджоникидзе, 1, там проживали в подвалах чекисты из Литвы, было, что-то типа общежития служебного в полуподвале, там же и были камеры для "подследственных", в которых видимо так же убивали. Слово "расстреляли" здесь неуместно, так же как и "казнили". Там именно убивали, без суда и следствия чужие люди, приехавшие в наши края грабить, мародерствовать и обогащаться. Серебрянная утварь, золотые зубы, украшения ювелирные, все пряталось на чердаке в земляной засыпке, которую в 2007-м году, мигранты нанятые на "реставрацию" старого дома благополучно просеяли перед вывозом... Тюменец 17 февраля 2017, 14:28

    * * *

    С тюменскими живодёрами, врачами чекистами, Орловыми, при областной больнице УИН МЮ РФ по Тюменской области, проживающие по адресу Орджоникидзе д 62.кв 49 можно познакомиться тут

    Отзвуки минувшего

    фото
    основе моих записок лежат личные воспоминания, слышанные в детские годы и во взрослом состоянии, поскольку принадлежат они маме — Юлии Дмитриевне Кутузовой (в девичестве — Витко). Пишу, пытаясь воссоздать отдельные эпизоды из жизни одной семьи прежней Тюмени, а главное — дать некоторое представление (сугубо личное) об известном, сыгравшем значительную роль в жизни города человеке, довольно часто сейчас вспоминаемом. Последнему обстоятельству мама была бы особенно рада, а потому считаю, что делаю это с ее благословения.

    Мама родилась в 1900-м, в Тюмени прожила всю жизнь, хорошо знала ее и очень любила.

    Приходим с ней в детскую поликлинику на улице Ленина, она остановится, обратит мое внимание на то, как красивы дом и двор с пышно цветущей сиренью, объяснит прежнее назначение дворовых построек и скажет: «Это усадьба семьи Машаровых. Чугунно-литейный завод, сейчас «Механик», им принадлежал. Как и прежде, первым гудит по утрам».

    Собираюсь на вечер в четвертую школу, что на Ишимской (ныне Орджоникидзе), мама подает отглаженный белый фартук и говорит: «В жернаковский дом идешь — большой, красивый. Осмотри все как следует, придешь — расскажешь. Я прежде бывала там на детских и на молодежных балах. Как веселились всегда! Разгадывали шарады, разыгрывали живые картины, потом танцы, мороженое... Ну, иди с Богом».

    Где бы ни шли по городу, она сыплет фамилиями: Иконников, Колокольниковы, Копылов, Гилевы, Мизины, Шайчик. Указывает на их дома, магазины, сады, конторы, вспоминает какие-то истории, с ними связанные. Особенно часто вспоминала о Текутьеве. Начинала обычно так: «Много лет подряд, ежедневно, в одно и то же время (часы можно было сверять), в нашей передней раздавался мелодичный звон колокольчика. Он всегда повторялся дважды. Это означало, что текутьевский рысак стоит у парадного. Папа, уже одетый (в тройку или белый че-сучевый костюм в жару), откладывая газету, поднимался, целовал нас с братом и быстрой походкой выходил из дома. Мы бежали к окну — посмотреть, как ловко усаживался он в пролетку и, помахав нам рукой, отъезжал. Путь всегда был один: Даудельная роща — улица Иркутская. Дед служил смотрителем больницы и был личным врачом купца 1-й гильдии, городского головы и Почетного гражданина Тюмени Андрея Ивановича Текутьева».

    Мама смолкает. Она открывает дверцу круглой железной печурки, стоящей на столе, придвинутом к большой, тоже круглой (на две комнаты), но холодной печи, и аккуратно подкладывает собранную нами щепу. Мы, дети, в накинутых на плечи пальтишках и платках тесно сидим за столом, внимательно слушаем. По очереди снимаем прилепившиеся к печурке картофельные кружочки, кладем в рот и стараемся подольше не проглатывать — уж очень вкусно. Последними подбрасываются части порубленных стульев, сто-^ ликов, кресел. Ненасытная буржуйка их особенно любит — начинает громко потрескивать и розоветь. Не дожидаясь, пока она остынет, укладываемся спать все вместе, почти не раздеваясь. То было тяжкое военное и послевоенное время. фото

    Фото Гасилов Александр Семенович, городовой врач с 1872 по 1913 гг. Семейный архив Л.Г.Дрозд.

    Но вот снова звучит для нас ровный родной голос: «Летом мы подолгу жили у Текутьева на даче — на берегу Пышмы, рядом с деревней Онохино. Помню большой ухоженный парк с беседками, пристань с лодками (сколько белых лилий и желтых кувшинок привозили, катаясь на них!). На большой веранде собирались у большого блестящего шумного самовара».

    Позже мы все познакомились с этим местом — там был пионерский лагерь. Старшие отдыхали, когда он назывался «Онохинский», а я — когда ему было присвоено звание Героя Советского Союза партизанки Зои Космодемьянской. Сейчас это лагерь труда и отдыха «Радуга». Я была там в 1952 году. Запомнились поход на Караульную гору, страхи от возможности встретиться с рысью (было много разговоров об этом среди ребят) и тайная радость от ежедневного свидания с маленьким горбатым мостиком в большом парке с извилистыми тропками. Парк у нас назывался лесом, входил в территорию лагеря, и потому в нем можно было гулять одной, без особого на то разрешения. Горбатый мосток прямо-таки звал меня к себе. У него были красивые, хотя и не полностью сохранившиеся перильца. Скользя по ним рукой, доходила до середины и смотрела вниз. Неглубокий, неширокий овражек открывался мне. Он тянулся довольно далеко и терялся в густых зарослях кустарника. Сколько раз ни приходила сюда, меня неизменно охватывало неясное, приятое (вот и сейчас ощущаю его!) волнение.

    Как только мама приехала на родительский день, я привела ее сюда. Она оживилась, похорошела: «А я ведь бывала здесь! Под этим мостиком бежал прозрачный, холодный и говорливый ручей. Андрей Иванович очень любил его и не однажды говорил: «Пока журчит мой приятель, я жив буду». Мама поворачивается, показывает направо: «За этими соснами была большая поляна, там мы играли в лапту и в горелки. А у самого берега стояли качели... Пройдем-ка туда» Идем. Мама ахает: «И беседка жива! Нам, детям, сюда приносили парное молоко в больших кружках с выпуклыми цветами и пышные румяные калачи. Беседка была увита диким виноградом, разноцветным душистым горошком и яркой настурцией. Благоухало все до глубокой осени».

    Всякий раз, когда мама говорила о Текутьеве, в ее голосе чувствовалось глубокое уважение к нему: «Как много сделал Андрей Иванович для Тюмени! Вот больница — ведь полностью на его средства построена. Он постоянно заботился о ней при жизни и завещал крупную сумму на окончание строительства и на содержание ее. Очень гордился он красивым (со шпилем) корпусом, специально для рентгеновского аппарата построенном. Аппарат был выписан из-за границы, не каждый город тогда имел такой. А первым рентгенологом был Русских Нестор Николаевич».

    Доктор А.В. Владимиров, хирург городской больницы, оперировавший Г.Е. Распутина. Семейный архив Л.Г.Дрозд.

    В который раз открывается альбом, вынимаются фотографии с дарственными надписями деду. Мама комментирует: «Вот Александр Семенович Гасилов — городовой врач и старший врач больницы, очень долго работал в ней, благороднейший человек! Это — Владимиров, первый и единственный тогда хирург в городе. Красавец! Это он оперировал раненного в Покровке Григория Распутина. Ох, и шуму было, когда тот лежал у нас! Курьеры, депеши высочайшие! Как-то возвращаюсь из гимназии, Распутин сидит с папой на садовой скамейке, вблизи нашего дома. Пришлось присесть в реверансе. Неприятный взгляд был у него, тяжелый. Прощаясь, он одаривал многих. Владимирову, знаю, массивный серебряный портсигар подарил, а папе — серебряный подстаканник.

    Мы жили на больничной территории, которая фактически была садом, ее и называли тогда Даудельной рощей. Вокруг дома — яблони, цветущие кусты и клумбы, поодаль — прекрасная липовая аллея. Папа имел небольшую практику, принимал дома. Особенно ему удавалось лечение экземы — сам делал от нее какую-то сложного состава мазь. Среди пациентов бывали татары, они плохо понимали по-русски, а говорили еще хуже. Мы с братом иногда подслушивали у дверей кабинета. Давились от смеха и передразнивали услышанное. Ну и доставалось нам, если кто из взрослых заставал за этим неблаговидным занятием, — мама весело смеется, потом, посерьёзнев, продолжает: — А какой театр был у Текутьева! Большой, красивый, богатый. Ставились драмы, комедии, водевили и даже оперы. Андрей Иванович сам контролировал стоимость билетов, следил, чтобы посещать театр могли и низшие чины, а для учащихся устраивались благотворительные спектакли. Бывали и любительские спектакли. Папа не раз участвовал в них — комические роли ему очень удавались. Театр завещан тюменцам.

    К столетию Пушкина Текутьев подарил городу хорошую библиотеку и опять-таки — общедоступную: плата за пользование ею не взималась. Сейчас она на Мостовой улице, за рекой находится. А ремесленное училище его скольким дорогу открыло в жизнь! Нынче в нем ваша, шестая школа размещается, сами знаете, какое прекрасное здание. Во дворе ее — литейная мастерская, по тем временам совершенное новшество было. Да что говорить, он, по-моему, больше всех купцов тюменских для города-то сделал. Деньгами много помогал: богадельне, сиропи-тательному заведению, реальному училищу, гимназии. Стипендии для учащихся учреждал. А на храмы сколько жертвовал!». фото

    Витко Дмитрий Петрович, врач, смотритель городской больницы в 1900-1919 гг. Семейный архив Л.Г.Дрозд.

    Мама задумывается и с горечью замечает: «Большой правдолюб был Андрей Иванович, не терпел лентяев, пьяниц, болтунов и лизоблюдов. Правда, в суждениях резок бывал. Оттого и не любили его многие городские воротилы, да и более близкие иногда предавали. Он очень тяжело переживал это! Видимость у него была суровая, а душа — светлая. Когда он детей увидит, она особенно проявлялась!» Своих детей у Текутьевых не было, что, по-видимому, стало для них источником глубокой затаенной печали. Оттого, быть может, они так любили нас с братом, баловали разными подарками.

    Андрей Иванович бывал в нашей гимназии на торжественных актах. Я частенько пела на них. Как он слушал, никогда не видела, а на даче, за чаем, вдруг скажет: «Спой нам, Юля, что-нибудь». Особенно ему нравились «У зари и зореньки» и «Чайка».

    Вечерами Текутьев всегда читал. Очень любил Льва Толстого и Горького. В его доме висели два необычных больших портрета этих писателей. Они были изображены посредством написанных каллиграфическим почерком текстов их произведений — «Крейцеровой сонаты» и «Мальвы». Очень интересные портреты! Где они сейчас — Бог весть.

    Как-то дядя, мамин брат, Григорий Дмитриевич Витка, вспоминал: «Текутьев страстно любил голубей, имел их великое множество. В день его похорон, во время выноса, голубей выпустили. Они взмыли в небо белой волной, а потом летели за длинной процессией до Спасской церкви, где состоялось отпевание и захоро-»5 нение. Когда уже все расходились, голуби еще вились над церковью».

    Здесь поставила я, было, точку, но потом захотелось сказать вот что. Надолго погрузившись в мамины и свои воспоминания, читая, роясь в архивах, разговаривая с родными, я совсем ушла в те далекие времена. И вдруг — будто роднее стали мне мама с дядей и дед с бабушкой.

    Текутьев же Андрей Иванович, прежде такой далекий и почти нереальный, сделался близким, понятным и очень значительным. Талантливый предприниматель, деятельный ревнитель города, в котором жил, мудрый и щедрый меценат, глубокий, ранимый, не лишенный, как и все, своих грехов, чудачеств и привязанностей человек. Несомненно, для него было очень важно, чтобы как можно более людей, рядом живущих, могли оценить труд и веру, познания и красоту, добродетельность и милосердие, а оценив все эти благоприобретения, передать их следующим поколениям тюменцев.

    Ссылки по теме

    Строительство Тюмени в XVI-XVIII веках
    К этимологии, происхождения имени г. Тюмени
    Заметки о Тюмени (1906-1956 гг.)
    Православные храмы Тюмени
    Культура и искусство Тюменской области
    Книга "Художники Тюмени"
    Сборник научных статей и документальных материалов
    Черные дни русского православия. Тюмень - 1992
    Большая Тюменская энциклопедия
    Рабочие эскизы, мастерской сообщества
    Археологические путешествия по Тюмени и ее окрестностям
    Молодежные сообщества и субкультуры Тюменской области
    Сибирская, Тобольская, Тюменская губерния
    «Сибирская Вандея»
    Общественный туалет "WC" на русском кладбище
    Тюмень
    Герб Тюмени и Тюменской области
    Тюмень - В поисках души первого русского города Сибири
    Проект памятника, Русскому Народу
    Выборы — 1917 год
    Память жертв политических репрессий
    Тюмень на костях: история расстрелов в «Доме НКВД»

    Помочь, проекту
    "Провидѣніе"

    фото

    Помочь, проекту Провидѣніе © 2009, Вы, можете, оказав перечислив небольшой благодарственный платёж на:

    Яндекс-кошелёк - 41001400500447

    фото

    Сбербанк России - 42307810967103770360

    фото

    Действительны только эти реквизиты

    С ув., автор проекта providenie.narod.ru

    фото

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    фото
    Застолби свой ник!

    Источник — http://ng72.ru/

    Просмотров: 133 | Добавил: providenie | Рейтинг: 3.0/2
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 39

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году