Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2017 » Март » 1 » • Вечное сияние нищеты •
10:11
• Вечное сияние нищеты •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Наказание за нищенство
  • Униженные попрошайничеством
  • Хозяева попрошаек
  • В каждой банде своя атмосфера
  • Бедненькие, но чистенькие
  • Эксплуатировавшие инвалидов
  • Пострадавшие от мафии нищих
  • Нищенская мафия: кто стоит на коленях?
  • Животные
  • Инвалиды
  • Атака "мамочек" и гастарбайтеров
  • Экспорт попрошаек
  • Зарубежный опыт
  • Как помочь нуждающимся
  • Предисловие

    Задержанные в Санкт-Петербурге четверо цыган, которые надзирали за семерыми нищими, занимавшимися попрошайничеством. Поначалу это очень возмутило общественность, но уже на следующий день интерес к инциденту угас.

    Никто не удивился тому, что в итоге в рамках уголовного дела были арестованы всего двое цыган, а о судьбе попрошаек вообще не сообщалось. Это закономерный итог для подобных дел. В России с нищенством борются уже третье столетие — но без особого успеха.

    Многие статьи о «мафии нищих» начинаются рассуждениями о том, что «в нынешнем виде милостыня перестала быть богоугодным делом, превратившись в один из источников дохода криминального мира». Однако на самом деле ни о каком «нынешнем виде» речи не идет: так было всегда.

    Нищенство никогда не являлось красивым и благородным видом деятельности. Выражение «бедность не порок» касается именно бедности, но не попрошайничества, эксплуатации человеческих эмоций, жалостливой лжи и других «прелестей» существования на дне общества.

    Наказание за нищенство

    Впервые наказание за нищенство (и даже за подаяние нищим) было введено в России Петром I. Как и во многих своих реформах, основатель Российской Империи подражал Западу: в европейских странах нищенство начали считать преступлением с XIV века. Впрочем, Петром двигала не только тяга к подражанию, но и объективная необходимость: число попрошаек в крупных городах выросло настолько, что людям неудобно было ходить по улицам.

    Сначала, в 1700 году, Петр запретил нищим переходить из одного города или уезда в другой. В 1705 году был издан указ о телесном наказании для нищих и штрафах для подающих милостыню. В 1712 году нищих обязали жить в богадельнях, однако многие из них регистрировались там лишь формально, а сами продолжали жить в своих домах, просить милостыню и тунеядствовать.

    Синодальные власти констатировали, что такие люди не только сами не приносят обществу никакой пользы, но «к тому ж и детей своих при себе держат в таком же тунеядстве, а в службы и науки не производят, от чего государству вред деется».

    Впрочем, далеко не все россияне с восторгом приняли новую модель поведения. В частности, за нищих вступились староверы. Их позицию кратко обозначил автор трактата «Книга о скудости и богатстве» Иван Посошков: «Бог положил предел, что давать милостыню, а судьи наши за то штрафуют».

    Да и сторонников церковной реформы непросто было убедить в том, что отказ от «протягивания руки убогим» не противоречит христианскому мировоззрению (может быть, по той простой причине, что на самом деле он ему действительно противоречит).

    Нищим продолжали подавать, нечистые на руку люди продолжали пользоваться ситуацией. Через сто лет после петровских реформ образ нищей-мошенницы оставался для россиян настолько привычным, что поэт Евгений Баратынский использовал его при обличении поэтов-подражателей: «А ваша муза площадная, / Тоской заемною мечтая / Родить участие в сердцах, / Подобна нищей развращенной, / Молящей лепты незаконной / С чужим ребенком на руках».

    Униженные попрошайничеством

    Прошло еще сто лет. В 1901 году газета «Новости дня» опубликовала весьма печальную заметку: «Задержаны в селе Матусове, Киевской губернии, 2 нищих старика и при них 2 мальчика, 11-ти лет. Дети украдены и изуродованы: у одного вырезан язык и выколоты глаза, у другого выворочены руки и ноги. Мальчики передают, что третий ребенок умер от последствий увечий».

    Многие люди предпочитают думать, что слухи о детях и взрослых, специально искалеченных ради нищенства, — это просто страшные сказки.

    Однако многие достаточно сухие и официальные источники свидетельствуют, что подобные вещи действительно происходили и происходят до сих пор. Для главарей «мафии нищих» отрезать кому-то ногу — не что-то из ряда вон выходящее, как для добропорядочного обывателя, а самый обычный бизнес.

    В СССР нищим грозила уголовная ответственность за тунеядство. Эта статья УК РСФСР была отменена в 1991 году (хотя весь кодекс продолжал действовать до 1996 года), и с тех пор попрошаек можно наказывать лишь в административном порядке. Причем это касается лишь особо настойчивых нищих — штраф предусмотрен за «навязчивое приставание к гражданам».

    Впрочем, тех, кто контролирует деятельность нищих, наказывать можно и в уголовном порядке. Действующий Уголовный кодекс предусматривает ответственность за использование рабского труда и незаконное лишение свободы (не говоря уже о побоях, отъеме денег и нанесении увечий).

    Однако в правоохранительных органах подобные дела считаются невероятно трудными. Дело в том, что в психике людей, которые попадают в рабство, происходят изменения, которые делают их не лучшими помощниками для следствия.

    Они вовсе не жаждут свободы, рабовладельцы легко могут заставить их изменить показания, посулив улучшение условий или даже просто усовестив: «Как же так, ты же знаешь, что без моей опеки давно спился и погиб бы».

    Это касается даже тех рабов, которые занимаются вполне достойной трудовой деятельностью (делают кирпичи на заводах, торгуют в магазинах, шьют одежду). Что же говорить о людях, сломанных и униженных попрошайничеством.

    Хозяева попрошаек

    Лидер организации «Территория детства» Татьяна Кузнецова рассказывала в интервью, что регулярно подходит в метро к женщинам с детьми, собирающим милостыню. Она дает им свой телефон и говорит, что может помочь с временным жильем и трудоустройством в магазине.

    Однако ни одна из женщин так и не позвонила правозащитнице. Коллеги Кузнецовой регулярно предлагают нищим иные виды помощи: покупка билета домой, визит к врачу. Помощь ни разу не была принята.

    Более того, даже некоторые рядовые граждане придерживаются правила не давать нищим денег, но предлагать купить продуктов. Обычно они получают отказ, нередко весьма грубый.

    Иногда же попытки «по-настоящему помочь» нищим оборачиваются не просто испорченным настроением, но и более серьезными неприятностями. Писательница Ксения Кривошеина рассказала в одной из книг о своем друге, который помогал беспризорникам. Он «общался, вел беседы, покупал им разное необходимое, проводил с ними время и даже приводил к себе домой. В результате был ими бит и ограблен».

    Вопреки распространенному мнению, нищие обычно не являются ни голодными, ни бездомными. Волонтеры, занимающиеся оказанием помощи бомжам, свидетельствуют, что почти никогда не сталкивались с «мафией нищих».

    Это совсем иная социальная проблема: бомжи асоциальны, часто плохо ориентируются в окружающей действительности, и если попрошайничают — то далеко не на самых «хлебных» местах (за несанкционированное появление там они вполне могут поплатиться жизнью).

    Деньги этих людей практически уже не интересуют, они довольствуются вещами и продуктами, найденными на помойках, полученными в благотворительных центрах или церквях. Соответственно, все это не лучшим образом отражается на внешности и запахе бомжей.

    А хозяева попрошаек понимают, что люди гораздо охотнее подают «бедненьким, но чистеньким». Поэтому для нищих обычно снимают квартиры, где они живут в тесноте, но все-таки не под открытым небом. В этих квартирах попрошайки могут иногда помыться и постирать одежду.

    В каждой банде царит своя атмосфера

    Качество жизни разных нищих различается. Журналистка, которая в 2000 году притворилась начинающей попрошайкой и собрала много информации у «коллег», свидетельствует, что некоторые нищие являются фактически свободными людьми, вполне довольными своей жизнью.

    Они вскладчину снимают квартиры, добровольно выходят «на работу», иногда приезжают в крупные города лишь на летний или зимний сезон, а затем возвращаются домой. Единственная неприятность — эти люди вынуждены платить «дань» патрульным милиционерам (а теперь уже полицейским). Однако такие попрошайки занимают не самые выгодные «точки».

    Там, где доход начинает становиться серьезным, территория делится между организованными группировками. Как минимум в Москве и Санкт-Петербурге эти группировки состоят из цыган (а сами нищие, кстати, чаще всего являются приезжими из Молдавии или Украины).

    В каждой банде царит своя атмосфера. Иногда попрошаек покупают как рабов, выгоняют «на работу» силой, угрожают найти в случае побега, регулярно избивают, отнимают все деньги и держат впроголодь. В других группировках для нищих создаются более или менее приличные условия, и они уже сами начинают опасаться, что за какую-нибудь провинность их выгонят из «служебного жилья» и запретят побираться на «хлебной» территории.

    Но есть одна категория нищих, которая остается незащищенной всегда: это дети. Имеются многочисленные свидетельства того, что женщины-нищие относятся к младенцам как к неодушевленному реквизиту. Их покупают у матерей-мигранток или алкоголичек, а иногда просто крадут. Чтобы ребенок вел себя тихо во время сбора милостыни, его опаивают алкоголем или снотворным.

    Детей нерегулярно кормят, не одевают по погоде, не следят за их гигиеной. Неудивительно, что они редко доживают до сознательного возраста. Если же доживают — их ожидает что угодно, только не обучение в школе и подготовка к полноценной жизни.

    Очень редко таких детей удается спасти и вытянуть в русло относительно нормальной жизни. Они выглядят как пришельцы из дикого средневековья, в их рассказы не хочется верить. В СМИ попала история 11-летнего Александра, который был подобран социальными службами у дороги в Москве.

    Мальчик заявил, что, как ему рассказывали, в младенчестве его украли в Рязанской области. До пяти лет его под снотворным носили по вагонам, а затем привезли в частную клинику, где ему ампутировали руки. После этого мальчика выпустили просить деньги у автомобилистов.

    Бедненькие, но чистенькие

    В 2005 году у метро «Текстильщики» в Москве была задержана нищая с младенцем, который, как выяснилось, был мертв уже 14 часов. Эта история вызвала широкий резонанс. Тогдашний мэр Юрий Лужков и Мосгордума озаботились высылкой из города попрошаек с детьми, было объявлено о создании спецприютов для матерей-попрошаек.

    Общественные организации и СМИ начали распространять информацию об условиях жизни детей нищих. В результате как минимум в Москве ситуацию удалось переломить: сейчас «несчастную мать с младенцем» можно увидеть в столичном метро или на вокзале очень и очень редко.

    Зато попрошайки начали осваивать новую нишу: они водят с собой животных. Повсюду появились «бедненькие, но чистенькие» личности с собаками, кошками и даже лошадьми, вооружившиеся табличками: «Подайте на приют для бездомных животных». Нетрудно догадаться, что о четвероногом «реквизите» попрошайки заботятся еще менее тщательно, чем о младенцах.

    При этом животных гораздо проще добыть — достаточно лишь откликнуться на одно из многочисленных объявлений из серии «отдам щеночка в хорошие руки». Кроме того, за эксплуатацию детей попрошайкам хотя бы теоретически могла грозить какая-то ответственность. Конечно, в реальности это редко случалось, но наверняка несколько нервировало. А попрошайка с животным фактически полностью чист перед законом.

    А главное, подавать нищим стали больше: вид попрошайки с младенцем давно всем приелся, а симпатичная грустная собачка с ведерком в зубах удивляет и привлекает внимание. Кстати, некоторые настоящие любители животных выкупают таких собак и кошек у нищих. К сожалению, часто здоровье этих животных настолько сильно подорвано, что они почти не успевают пожить в нормальных условиях.

    Эксплуатировавшие инвалидов

    Еще один оригинальный способ попрошайничества — распространение в толпе грошовых товаров с запиской «Я глухонемой, купите эту вещь» (цена сувенира при этом сильно завышена). Насколько известно, этим «бизнесом» занимаются действительно глухонемые, без всякого притворства. Вообще инвалиды по слуху — это отдельная интересная общность.

    В 1990-е годы они наряду с ветеранами Афганистана начали активно заниматься бизнесом, используя свои льготы (поскольку, в отличие от других льготников, являлись молодыми, физически крепкими людьми).

    Часто этот бизнес был связан с мелким криминалом. Так в российских городах появились «банды глухих» и «банды афганцев». Их остатки до сих пор разгуливают по просторам России.

    Это касается и нищенства, которое в случае с глухонемыми порой становится на грань вымогательства: над человеком нависают крепкие молчаливые ребята, и он постепенно начинает чувствовать себя так, как будто украл вещь, а не получил ее из рук «торговца».

    Правоохранительные органы периодически проводят плановые разоблачения «нищенской мафии», однако обычно все оканчивается разгромом отдельных небольших группировок. Так, в 2006 году в Москве обезвредили банду цыган, эксплуатировавшую инвалидов из провинциальных интернатов. Инвалидов заманивали в столицу, обещая обеспечить хорошие условия жизни и надлежащий уход, а затем заставляли побираться.

    Тех, кто не набирал за день 2,5 тысячи рублей, цыгане избивали. Поначалу было задержано 19 предполагаемых рабовладельцев, но всех их отпустили после проверки документов. Двое главарей банды скрылись, прихватив деньги, полученные преступным путем. Что в итоге случилось с инвалидами и был ли хоть кто-то наказан, осталось неизвестным.

    В 2008 году была разгромлена банда, заставлявшая побираться в московском метро инвалидов из Молдавии и Украины. Об исходе дела также не сообщалось.

    Пострадавшие от мафии нищих

    Последняя история, вновь привлекшая внимание СМИ к нищим и их «покровителям», произошла в начале марта 2013 года в Санкт-Петербурге. Гражданка Украины, пострадавшая от «мафии нищих», обратилась в городское отделение полиции и заявила, что в 2011 году цыгане предложили ей хорошую работу в России. По приезде у нее отняли паспорт и заставили попрошайничать. В конце концов женщина решила сбежать.

    Полицейские посоветовали беглянке позвонить бывшим «работодателям». Те заявили, что украинка им совершенно не нужна и если она не хочет больше пользоваться их гостеприимством, то может прийти на встречу и забрать свои документы. Встреча была назначена на 25 марта. Естественно, стоило беглянке появиться в условленном месте, как цыгане тут же избили ее, затащили в машину и повезли в поселок Анино, где содержали попрошаек.

    Полицейские, тайно сопровождавшие украинку, поехали следом. Они ворвались в дом и обнаружили там шестерых инвалидов, двух младенцев, одного малолетнего ребенка и четверых людей, предположительно являвшихся надсмотрщиками. Позднее при обыске на чердаке дома была найдена сильно избитая женщина, заваленная досками (вероятно, это была как раз та самая украинка). Ее отправили в больницу.

    МВД объявило, что, по оперативным данным, цыгане заставляли инвалидов побираться на «красной» ветке петербургского метро. В день каждый попрошайка должен был набрать не менее 20-70 тысяч рублей (если сравнить эту «норму выработки» с 2,5 тысячи, принятыми в Москве в 2006 году, то рост доходов нищих впечатляет; впрочем, это неудивительно — в последние несколько лет подавать попрошайкам металлическую мелочь, а не бумажные купюры, считается дурным тоном).

    Через два дня, 27 марта, Следственный комитет рапортовал об аресте одной из задержанных, цыганки Феодоры Стойки. Чуть позже был решен вопрос об аресте сожителя Стойки, Иона Парника. Впрочем, об этом узнало только агентство «Росбалт»: другие СМИ следить за темой перестали.

    Так и осталось неизвестным, что случилось с еще двумя надсмотрщиками, а также инвалидами и детьми. Возбужденное по итогам спецоперации уголовное дело их не касается: следствие заинтересовало лишь похищение украинки. Ни о незаконном лишении свободы, ни об использовании рабского труда, ни о каких-либо других преступлениях речь не идет.

    В принципе теперь уже даже неважно, смогут ли Стойка и Парник избежать наказания или получат небольшие сроки (многие цыгане относятся к периодическим отсидкам как к норме жизни). В любом случае похоже на то, что их дело будет кому продолжить.

    Удивляет реакция общественности на эти события. На первые новости о задержании в Анино отреагировали сотни возмущенных пользователей соцсетей. Но уже спустя сутки интерес к развитию событий упал фактически до нуля. Впрочем, так бывает всегда: интерес к «мафии нищих» возникает в российском обществе спорадически и быстро угасает. Сегодня человек активно возмущается подробностями жизни попрошаек, завтра «просто не хочет думать» о столь грязных и неприятных вещах, а послезавтра, может быть, уже бросает в чью-то кружку мятую пятидесятирублевку.

    Россия третье столетие борется с попрошайничеством.

    Татьяна Зверинцева

    Нищенская мафия: кто стоит на коленях?

    В нынешнем виде милостыня перестала быть богоугодным делом, превратившись в один из источников дохода криминального мира. Правоохранительные органы ссылаются на пробелы в законодательстве, практически не препятствуя росту этой "раковой опухоли" правового поля страны. Масштаб преступлений участников бизнеса на милосердии ставит вопрос о введении штрафа для тех, кто подает ложным нищим.

    Такой закон действовал во времена Петра I. Сумма штрафа была достаточно существенная – 5 рублей. Однако эта мера позволяла вести весьма успешную борьбу с нищими-самозванцами и их эксплуататорами.

    Сегодня даже мэр Москвы признает, что в столице попрошайничество давно перешло из социальной проблемы в сферу предпринимательства. По словам Юрия Лужкова, попрошайки в столице "объединены в консорциумы и занимаются зарабатыванием для своих кукловодов, которые используют людей, имеющих увечья, в целях получения громадных денег".

    Помимо этого, детей носят по душным вагонам метро, на сквозняках грязных переходов и вокзалов, по улицам в дождь и мороз – в тонкой одежде, в белье и пеленках, которые не меняют сутками. Это приводит к тяжелым хроническим болезням и гибели детей. Специалисты до сих пор помнят случай задержания "нищенки" с грудничком на станции "Текстильщики".

    Когда ими заинтересовалась милиция, выяснилось, что ребенок был мертв уже 14 часов. Аналогичная история произошла на станции "Выхино" - мать ушла на заработки, уморив ребенка голодом. Следователь, однако, вынес отказ в возбуждении уголовного дела.

    Помимо статей за жестокое обращение с детьми, нанесение тяжелого вреда здоровью и убийство, для таких женщин написан единственный закон, карающий непосредственно за попрошайничество. Статья 151 УК РФ "Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий" наказывается "обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет".

    Однако, как утверждают сотрудники правоохранительных органов, чтобы привлечь женщину к ответственности по статье 151 УК РФ, ее нужно задержать трижды. Кроме того, по российским законам "вовлечь" можно только сознательного ребенка. Т.е. использование младенца вовлечением несовершеннолетних не считается. Поэтому большая часть попрошаек носит грудничков.

    Высокий спрос на младенцев среди попрошаек приводит к чудовищным сделкам. Например, полтора года назад в Екатеринбурге шесть с половиной лет лишения свободы получила женщина, которая продала свою четырехмесячную дочь за 20 тысяч рублей. Покупательница планировала использовать ребенка для сбора подаяний.

    Эксперты призывают вообще ни в коем случае не подавать деньги детям. Малолетние попрошайки либо работают на взрослых (часто средней руки "мафиози" или лиц цыганской национальности, которые контролируют этот рынок в Москве). Иногда маленьких попрошаек принуждают к такого рода заработку пьющие родители. Однако даже если деньги остаются в кармане ребенка, попрошайка обычно тратит их на наркотики, алкоголь или ацетоновый клей, который потом вдыхают.

    Таким образом, подаяние детям можно приравнять к пособничеству детской наркомании. При желании помочь, лучше предложить ребенку еду, либо привлечь к нему внимание сотрудника правоохранительных органов. Скорее всего, это вызовет ответную агрессию, однако может спасти ребенку жизнь. В еще больше степени это касается женщин с грудными детьми. Практически каждая из них по факту – преступница.

    Столичные власти неоднократно заявляли о намерении бороться с эксплуатацией детей попрошайками. Пять лет назад мэр Москвы Юрий Лужков даже подписал постановление о выдворении за пределы России иностранцев с несовершеннолетними детьми, занимающихся в столице бродяжничеством и попрошайничеством.

    Сообщалось, что под приют для незаконных мигрантов с детьми была переоборудована социальная гостиница "Канатчиково". Однако результатов реализации этого проекта замечено не было.

    Животные

    В срочном решении нуждается не только проблема "дети на паперти". Даже в тех местах, где просящих детей вовсе не встретишь на улицах города, нищие начинают активно демонстрировать нуждающихся в заботе домашних питомцев. Фактически они являются суррогатом "детской схемы".

    Особенно это характерно для экономически развитых регионов, где люди испытывают чувство вины перед брошенными животными или другие комплексы, эксплуатируемые "защитниками природы".

    Как отмечают сами участники этого криминального рынка, в последнее время в Москве собаки и другие животные приносят больше прибыли, чем дети. На приют или корм домашним питомцам подают даже те, кто имеет хорошее представление о способах мошенничества попрошаек. Однако мало кто подозревает, что своими деньгами они не спасают собак и кошек, а подписывают им смертный приговор.

    Естественно, ни с какими питомниками в подавляющем большинстве случаев попрошайки никоим образом не связаны. И создавать их на полученные деньги не собираются. Животные живут в ужасных условиях, поголовно болеют тяжелыми болезнями и достаточно быстро умирают.

    Естественную убыль «питомцев» попрошайки компенсируют достаточно быстро. Типичная схема: объявление в газету "Из рук в руки" (или любой ее аналог) с предложением "пристроить животных" в хорошие руки. Мечтающие о достойной жизни для найденного пса или лишних котят платят посредникам от 100 до 1500 рублей "на корм", "пока не найдется новый хозяин".

    После чего животное отправляется в подземный переход или метро зарабатывать новые деньги попрошайничеством. Таким образом, подобные "любители домашних питомцев" совершают двойное мошенничество. Однако ни одного случая привлечения их к ответственности в России до сих пор отмечено не было.

    Самое трагичное, что граждане, которые действительно переживают за судьбу животного, бессильны перед мошенниками. Единственная возможность спасти собаку или кошку, попавшую в руки попрошаек, это выкупить их. Известен ряд случаев, когда полученные у "бродяг" животные умирали через несколько дней после сделки от тяжелых болезней. При этом статья "жестокое обращение с животными" в России почти не используется.

    Инвалиды

    Даже самые циничные граждане часто пасуют при виде некоторых инвалидов. Вид страшных увечий вынуждает людей смириться с мыслью, что их обманывают. Часто можно услышать оправдание: "их хотя бы бить не будут".

    Действительно, многим профессиональным нищим установлена норма выручки ("дневник" - от слова "день"). Она представляет собой сумму, которую попрошайка должен ежедневно отдавать хозяевам. Иногда, заработанное сверх нормы, позволяется оставить себе.

    Тем не менее, подаяние инвалидам обычно ведет к крайне негативным последствиям. "Дневник" для них повышается – как следствие больным людям приходится работать значительно больше. Прибыль, которую приносят своим хозяевам инвалиды, способствует и повышению спроса на них.

    В итоге, инвалидов привозят из других регионов (несколько лет назад, например, пользовались популярностью прокаженные из среднеазиатских лепрозориев), а также "покупают" в интернатах. Начальство некоторых учреждений готово отдать безногого инвалида "на поруки" всего за 500 долларов.

    В 2006 году в Москве была разоблачена деятельность преступной группы цыган, члены которой эксплуатировали инвалидов. Выходцы из республики Молдова контролировали около десятка попрошаек. По словам милиционеров, новые кадры цыгане искали в областях центральной России. Инвалидам обещали трудоустройство в Москве, уход и заботу.

    В столице они жили впроголодь в съемной квартире по несколько человек в одной комнате. Работать инвалиды должны были каждый день. Для них была установлена "норма выработки" – 2,5 тысячи рублей в день. Эти деньги после смены попрошайка должен был сдать в кассу, в ином случае его избивали. Цыгане били инвалидов также за любую жалобу.

    После проверки документов 19 задержанных цыган были отпущены. Двое организаторов бизнеса успели сбежать, забрав с собой кассу. Впрочем, дома их может ждать более суровое наказание. Недавно в Молдове вступили в силу новые поправки в законодательство, ужесточающие меры наказания за организацию попрошайничества.

    Теперь этот вид незаконного бизнеса будет караться штрафом до 20 тысяч леев (почти 50 тысяч рублей) или лишением свободы до пяти лет. Если же в целях попрошайничества "рекрутируется" несколько человек, штраф увеличивается до 30 тысяч, а срок заключения – до семи лет. Интересно, что предусмотрен особый штраф для юридического лица, организующего бизнес на паперти.

    Надо признать, что ужесточение контроля за интернатами также не станет решением проблемы. Известны случаи, когда при дефиците инвалидов, цыгане отлавливали бомжей, одурманивали их алкоголем и наркотиками, после чего искусственно превращали их инвалидов, отрезая руки и ноги.

    Осудить цыган и других организаторов бизнеса на попрошайках можно не только за торговлю людьми, принуждение к труду, издевательства над инвалидами, похищение людей и нанесение тяжелых телесных травм.

    Весьма распространен шантаж и угрозы в адрес инвалидов. Например, физически неполноценных матерей иногда принуждают нищенствовать, обещая в случае отказа выкрасть детей, отрезать им ноги и заставить попрошайничать вместо них.

    Атака "мамочек" и гастарбайтеров

    Наивно полагать, что решением проблемы могла бы стать активизация работы социальных служб. В Москве работает восемь учреждений социальной помощи первичного приема, рассчитанные на 1,5 тысячи мест. Однако очень редко бывают дни, когда они заполняются более чем на две трети.

    Обычно, после задержания бездомных или просящих милостыню в метро, милиционеры вызывают службу "Социальный патруль", созданную при департаменте социальной защиты населения города.

    Специалисты этой службы могут подлечить нищих, помочь с оформлением документов и возвращением домой. Однако "Социальный патруль" не может забрать с собой бездомных и лиц, занимающихся попрошайничеством, без их согласия.

    Случаи, когда побирающийся соглашается на такую безвозмездную помощь исключительно редки. Дело в том, что за каждым попрошайкой обычно следят т.н. "мамочки", которые забирают выручку, доставляют побирающихся к месту работы и отвозят их на ночлег. В обязанности "мамочек" входит также контроль за поведением "раба"-попрошайки, оценка ситуации и опасностей, которые грозят бизнесу.

    Как только к их подопечному начинают проявлять чрезмерно активное внимание служители правопорядка, работники социальной службы, журналисты или просто прохожие, "мамочки" поднимают крик, пытаются увести попрошайку или вызванивают подмогу по мобильному.

    В данном случае, милиционеры действительно ничем не могут помочь нищим: по закону, они могут только провести профилактическую беседу, максимум – выписать небольшой штраф, после чего отпустить попрошайку. У правоохранительных органов сегодня нет рычагов воздействия ни на побирающихся, ни на их "мамочек".

    То же касается службы охраны: если человек, выпрашивающий деньги, не совершает каких-либо нарушений, охрана не может изолировать его от остальных граждан.

    Есть ответственность только за приставание. Решение по этой статье принимается только Мировым судом, а штраф составляет до 800 рублей. Задержания по этой статье – единичны.

    Интересно, что в последние месяцы все чаще обращаться в милицию стали сами попрошайки. Они теряют свои рабочие места под нажимом приезжих из стран СНГ. Обычно местные попрошайки объясняют прибывшему наряду милиции, что стражи порядка должны проверить у приезжих документы. А еще лучше - увезти гастарбайтеров в отделение.

    По данным Управления милиции на Московском метрополитене на начало этого года, 63,67% занимающихся попрошайничеством - это граждане СНГ, 32,99% - жители российских регионов, 2,2% - Московской области и 1% - жители Москвы.

    Начальник этого Управления генерал-майор милиции Николай Иванов рассказал, что в 2009 году в Москве было проведено 18 мероприятий под названиями "Нелегальный мигрант" и "Попрошайка - иностранец".

    Во время проведения данных мероприятий за совершение преступлений в столичном метро было задержано 24 иностранных гражданина и еще 818 привлечены к административной ответственности и оштрафованы на общую сумму 399 тысяч 930 рублей.

    Пожалуй, в данном случае применение законов о незаконной миграции и регистрации в Москве выглядит наиболее оправданным.

    Экспорт попрошаек

    Эксплуатация попрошаек стала настолько успешным криминальным бизнесом в России, что в последнее время можно заметить тенденцию его экспансии в европейском направлении. Безнаказанность мафии, использующих инвалидов в качестве попрошаек в нашей стране, позволила им заняться экспортом российских калек за рубеж.

    Наиболее востребованы в Западной Европе глухонемые выходцы из России. В туристических центрах, возле кафе, ресторанов, гостиниц они продают сувениры и другие безделушки по завышенным ценам, оправданием чему служит пояснение на листке бумаги, что продавец – глухонемой.

    Несколько лет назад итальянская полиция арестовала шесть членов преступной группировки, состоящей из граждан России и Белоруссии. Они организовали визу нескольким командам глухонемых инвалидов. Часть из них приехали с туристическими целями, другие – под видом гуманитарных групп ("на оздоровление").

    Все инвалиды стали нелегальными иммигрантами. "Бандиты" регулярно снабжали глухонемых торговцев товаром, а также забирали себе почти всю выручку, оставляя только минимум на пропитание. Организаторам бизнес на брелках давал около 15-20 тысяч долларов в месяц.

    Справедливости ради стоить заметить, что экспорт инвалидов не является эксклюзивно русским изобретением. Например, в 2002 году полиция Испании, Франции и Италии арестовала в различных городах этих стран членов преступной группировки из Румынии, которые нелегально ввозили на юг Европы детей-инвалидов и больных стариков.

    Силой и угрозами их заставляли просить подаяние по 12 часов в сутки, оставляя на еду меньше 5 евро. Сами же преступники зарабатывали на каждом нищем в среднем до 7,5 тысяч евро в месяц.

    Зарубежный опыт

    Интересно, что в самой Европе, при этом, до сих пор не выработано однозначное отношение к «служащим паперти». В большинстве стран штрафом (в среднем – в 200–300 евро) карается только "активное" попрошайничество.

    Власти Мюнхена в конце 2005 года запретили просить милостыню во всех пешеходных зонах города. Этому примеру последовала и Вена. А, например, в Гамбурге и Граце даже попытка ограничить места сбора милостыни вызвала яростные протесты ряда политиков и либеральной общественности. В итоге, все ограничилось распространением на нищих требования о заполнении налоговой декларации, если их "бизнес" дает доход, превышающий 7,6 тысяч евро в год.

    Нестандартный взгляд на проблему продемонстрировали власти Флоренции. Они считают, что нищие, которые предпочитают просить милостыню, растянувшись на земле, представляют угрозу для пешеходов и существенное препятствие для транспорта. После того как, споткнувшись о нищего, упала и сильно ударилась слепая женщина, городская управа разработала новые нормы в отношении нищих. В частности, предлагается принять декрет о запрете просить милостыню, лежа или сидя на тротуаре или пешеходном переходе.

    Надо заметить, что в Западной Европе основное беспокойство властей вызывают не сами нищие, как социальное явление, а организованный бизнес, который вынуждает попрошаек выходить на улицы и оставляет им обычно лишь около десятой части дохода.

    Гораздо более суровые меры по борьбе с попрошайками применяют власти бедных стран. Например, в Народной Республике Бангладеш, которую Москва стремительно догоняет по числу побирающихся, в прошлом году вступил в силу строгий запрет на попрошайничество в общественных местах. Нарушителя могут посадить в тюрьму на три месяца. Правительство страны планирует полностью искоренить попрошайничество за пять лет.

    Как помочь нуждающимся

    Таким образом, у милиции достаточно инструментов для обуздания паразитирующей на милосердии «мафии». Только за использование рабов-попрошаек можно осудить на 10 лет тюрьмы. Почему почти никто не обращает внимания на действующие законы – отдельный разговор.

    Однако гражданам вовсе не обязательно тратить всю энергию на критику МВД и законодателей. Достаточно проявлять гражданскую ответственность, обращать внимание служителей правопорядка на каждое нарушение и, наконец, просто перестать подавать попрошайкам. Тогда этот бизнес станет нерентабельным, и потребность во многих преступлениях попросту отпадет.

    Альтернативным выходом для столичных властей могло бы стать заимствование американского опыта, успешно примененного в городе Атланта штата Джорджия. В пяти районах там установлены специальные автоматы для сбора средств в пользу бездомных. Новые установки по виду напоминают счетчики на парковках.

    Установка этих автоматов станет частью кампании по борьбе с попрошайничеством, мошенничеством и нецелевым использованием средств, которые сердобольные прохожие отдают нищим.

    Контейнеры для сбора средств нуждающимся в последнее время появились во многих супермаркетах и торговых центрах Москвы. Однако граждане по-прежнему предпочитают подавать мошенникам, нежели тем, кто действительно нуждается. По статистике, только десяти процентам нищих действительно необходима помощь. Их сложно заметить в городской суете. Они скромно стоят на обочинах, молча умоляют, молча голодают и также молча умирают.

    В нынешнем виде милостыня перестала быть богоугодным делом, превратившись в один из источников дохода криминального мира. Правоохранительные органы ссылаются на пробелы в законодательстве, практически не препятствуя росту этой «раковой опухоли» правового поля страны. Масштаб преступлений участников бизнеса на милосердии ставит вопрос о введении штрафа для тех, кто подает ложным нищим.

    Аркадий Смолин, обозреватель РАПСИ

    фото

    Источник — https://lenta.ru/

    Просмотров: 92 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 39

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году