Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2016 » Август » 3 » • Праведность Бѣлой борьбы •
07:57
• Праведность Бѣлой борьбы •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловiе
  • О Бѣломъ движенiи
  • Праведность Бѣлой борьбы
  • Герой Россіи образца 1919 г
  • Протокол показания
  • Два примѣра боевой доблести КА
  • Актъ разслѣдованія
  • Приложеніе
  • Протоколъ
  • Копія послѣдней страницы протокола
  • Помочь, проекту "Провидѣніе"
  • Предисловiе

    О Бѣломъ движеніи и Бѣлой борьбѣ написаны уже горы литературы. Къ настоящему моменту какъ самими Бѣлыми, такъ и ихъ противниками, попутчиками, сочувствующими и «нейтральными» нарисована исчерпывающая картина этого явленія Русской и міровой исторіи, на которую теперь можно наносить только уточняющіе мазки.

    Бѣлое движеніе, потерпѣвъ историческое крушеніе, вызвало на себя массу критики, какъ доброжелательной, такъ и откровенно враждебной. Въ значительной степени эта критика была заслуженной и справедливой.

    Проигравъ Гражданскую войну, получивъ рядъ чувствительныхъ ударовъ въ межвоенный періодъ, не сумѣвъ взять реваншъ во Вторую Міровую войну и, наконецъ, окончательно растерявъ свою боевую силу въ послѣвоенное время, Бѣлое движеніе фактически ушло въ историческое небытіе, такъ и не выполнивъ своей главной задачи — освобожденія Россіи отъ инородной оккупаціонной власти.

    Все это вмѣстѣ взятое свидѣтельствуетъ о наличіи въ Бѣломъ движеніи цѣлаго ряда существенныхъ недостатковъ и пороковъ, которые и привели его къ столь печальному концу.

    Объ этихъ порокахъ и недостаткахъ написано также уже очень много, начиная отъ непосредственныхъ участниковъ Бѣлой борьбы и кончая современными національными русскими публицистами.

    Главнымъ среди этихъ пороковъ былъ нераскаянный феврализмъ, глубоко въѣвшійся въ міровоззрѣніе большинства вождей и основной массы рядовыхъ участниковъ Бѣлаго движенія.

    Предавъ Царя и поклонившись февральскимъ революціонерамъ, основатели и идеологи Бѣлаго движенія успокаивали себя тѣмъ, что попытка защищать Царя привела бы къ паденію фронта, кровопролитной междоусобной брани и, какъ слѣдствіе, къ гибели Россіи.

    Но годъ спустя послѣ Февраля фронтъ все равно позорно палъ, междоусобная брань все равно вспыхнула, превзойдя въ своей жестокости и безуміи самыя страшныя ожиданія, а Россія все равно безвозвратно погибла.

    Но погибла, увы, не съ ореоломъ вѣрности своимъ историческимъ завѣтамъ, а съ клеймомъ измѣнницы Царю и Богу.

    Немногочисленныя исключенія изъ этого факта не могли измѣнить общей картины. Предательство Царя, мнившееся какъ средство обезпеченія побѣды надъ внѣшнимъ врагомъ, обернулось страшнымъ пораженіемъ и утвержденіемъ власти, стократно худшей любой иноземной оккупаціи.

    Но даже этотъ наглядный итогъ вразумилъ лишь очень немногихъ. Большинство упорно продолжало хранить вѣрность то «завѣтамъ Февраля», то «завѣтамъ Бѣлыхъ вождей», то «завѣтамъ патріарха Тихона», то еще, Богъ знаетъ, какимъ завѣтамъ, но только не историческому завѣту «Вѣра, Царь, Отечество!» и русской православно-монархической идеологіи.

    Эта февральская измѣна Царю, къ которой такъ или иначе были причастны почти всѣ Бѣлые, наложила свой роковой отпечатокъ и на всю послѣдующую антибольшевистскую борьбу, внутренне обезсилѣвъ и деморализовавъ ее, что наиболѣе ярко проявилось въ тотъ моментъ, когда большевизмъ, полностью прогнивъ и разложившись, плавно перестроился въ демократическій режимъ нео-февральскаго толка. Идеологическимъ основамъ этого режима «каноническая» бѣлая идеологія по существу ничего не можетъ противопоставить за исключеніемъ того обвиненія, что этотъ режимъ ведетъ свое преемство отъ краснаго Октября, а не отъ масонскаго Февраля.

    Исходя изъ идеологіи пресловутаго «непредрешенчества» ничего другого не остается, какъ признать, что «народъ», свободно проголосовавъ за упыря Ельцина и его конституцію, сдѣлалъ свой выборъ, и теперь намъ приходится подчиниться «волѣ народа» и начать честно служить обновленной «Россіи», возглавляемой «всенародно» избраннымъ жидо-масонскимъ правительствомъ.

    Именно полнымъ крахомъ политическихъ «завѣтовъ Бѣлыхъ вождей» можно объяснить тотъ фактъ, что нынѣшняя оккупаціонная власть вполнѣ успѣшно сумѣла не только нейтрализовать основные лозунги Бѣлаго движенія, но и поставить ихъ себѣ на службу.

    Врядъ ли можно было придумать болѣе унизительный и позорный для Бѣлаго движенія финалъ, чѣмъ сцена скоморошескаго поклоненія грязнаго чекиста Путина праху генерала Деникина и идеолога Бѣлаго дѣла Ивана Ильина, чьи останки были «заботливо» перенесены кремлядью изъ Русскаго Зарубежья на красную «Родину» и прилюдно «отпѣты» рясоносной сволочью изъ совѣтской лже-церкви.

    Такова горька реальность и плачевный итогъ движенія, зародившагося 96 лѣтъ назадъ. Казалось бы, нынѣ на немъ можно поставить жирный и окончательный крестъ.

    Но вотъ удивительно — несмотря на справедливость вышесказаннаго, всякій, кто сердцемъ Русскій, никогда не согласится выбросить Бѣлую борьбу на свалку исторіи, никогда не отречется отъ нея и даже никогда не сможетъ разсуждать о ней отрѣшенно и «объективно», какъ о чемъ-то постороннемъ. Бѣлая борьба, вопреки "нормальной" человѣческой логикѣ, остается нашимъ кровнымъ, роднымъ, Русскимъ дѣломъ, отказаться отъ котораго мы не можемъ ни при какихъ обстоятельствахъ. Почему такъ?

    Вѣдь современный Русскій человѣкъ, умудренный историческимъ опытомъ, безъ сожалѣнія разстанется съ любой тупиковой идеологіей и съ любыми искусственно раздутыми «героями» и «мучениками» вродѣ писателя Солженицына или революціоннаго патріарха Тихона. Однако отреченіе отъ мучениковъ и героевъ Бѣлой борьбы всякимъ русскимъ человѣкомъ, безусловно, воспринимается какъ предательство и измѣна.

    Измѣной представляется даже простая попытка перейти на позицію сторонняго наблюдателя. Отчего это, и чѣмъ объясняется этотъ кажущійся парадоксъ? Отвѣтъ на этотъ вопросъ мы находимъ въ публикуемой ниже статьѣ профессора Карташева, позаимствованной нами изъ 55-го номера «Галлиполiйскаго вѣстника» за 1938 годъ. Но не грѣхъ будетъ, если нѣсколько словъ мы добавимъ и отъ себя.

    Безусловная и вѣковѣчная правда Бѣлой борьбы состоитъ въ томъ, что она съ предѣльно возможной — запечатлѣнной кровью — убѣдительностью доказала, что христіанинъ передъ лицомъ антихриста не можетъ быть ни сочувствующимъ, ни нейтральнымъ. Если онъ хочетъ сохранить свою душу и свое званіе христіанина, то онъ обязанъ со слугами антихриста бороться не на жизнь, а на смерть. Ничего третьяго между смертельной борьбой съ антихристомъ и поклоненіемъ антихристу не было, нѣтъ и никогда не будетъ.

    Кто ищетъ соглашенія и компромисса съ антихристомъ, тотъ погибъ безвозвратно, но кто выйдетъ на брань съ антихристомъ и падетъ на полѣ этой брани, тотъ спасетъ свою душу для вѣчности. Бѣлые борцы не словами, а самими дѣлами и пролитой кровью доказали, что они истинные христіане, давъ намъ наряду съ Новомучениками Россійскими примѣръ и образецъ того, какъ слѣдуетъ поступать христіанину въ послѣднія времена.

    Своимъ подвигомъ они обличили всѣхъ теплохладныхъ, всѣхъ непротивленцевъ, всѣхъ «любвеобильныхъ» какъ отступниковъ отъ Христа-Бога, и они обнаружили глубочайшую ложь всѣхъ попытокъ установить мирное сосуществованіе съ антихристомъ, вродѣ тѣхъ, что предпринималъ въ послѣдніе годы своей жизни революціонный патріархъ Тихонъ.

    Этимъ они полностью очистили свои души отъ феврализма и смыли лично съ себя позоръ Февраля, тогда какъ искатели компромиссовъ съ сатаной лишь покрыли себя еще большимъ и худшимъ позоромъ.

    Вотъ почему Бѣлая борьба и праведна и свята, а люди, подобные патріарху Тихону,— нѣтъ. Именно по этой причинѣ мы, какъ истинно-православные христіане, никогда не отречемся отъ первой и со спокойной совѣстью отречемся отъ вторыхъ.

    Редакція сайта «Сила и Слава».

    Приведенная ниже въ сокращенномъ видѣ статья, написанная въ Бѣлой эмиграціи въ серединѣ прошлаго вѣка, являетъ собой яркій примѣръ непоколебимости, стойкости и мужества бѣлогвардейцевъ, навсегда потерявшихъ Отечество, но неизмѣнно призывающихъ къ борьбѣ и вѣрующихъ въ воскресеніе Россіи.

    Многіе фрагменты статьи, при всѣхъ присущихъ Бѣлой эмиграціи духовныхъ заблужденіяхъ и нераскаянности Февральскаго грѣха клятвопреступленія, остаются чрезвычайно актуальными и по сей день.

    Проф. А. В. Карташевъ
    «О Бѣломъ движенiи»

    [...]

    Скажутъ:

    - Опять Бѣлое движеніе! Да когда же «они» убѣдятся, что оно умерло?!...

    фото

    Лукавцы съ другого фланга внушаютъ мысль о какой-то якобы иной правдѣ и цѣнности грядущей національной революціи, со включеніемъ въ нея сталинскихъ достиженій. Но можно ли признать морально нормальными людей, для которыхъ добро и зло не понятны и правда не едина?...[...]

    Когда возстановится... неизмѣнное единство и торжество самосознанія Россіи, тогда будетъ ясно и всѣмъ недоумкамъ, и всѣмъ моральнымъ уродамъ, и всѣмъ лжецамъ и софистамъ, что простосердечное, никакими чернильными душами не надуманное возстаніе Бѣлыхъ воиновъ за сохраненіе «честной и грозной» Россіи и есть единственный путь, единственная цѣль и единственная правда...[...]

    Не было двухъ Россiй, нѣтъ и не будетъ...

    Нѣтъ двухъ законовъ совѣсти, какъ нѣтъ двухъ мѣрилъ добра и зла. Замыселъ оторвать Россію отъ правды Бѣлаго движенія -- есть фальшивый замыселъ подмѣнить ея душу, смыслъ ея существованія, ея историческую миссію, ея правду. И освободить, и возстановить ее мечтаютъ не на путяхъ чести и правды, а путемъ авантюръ, ловкачества, демагогіи и обмановъ.

    Завидуя безчестнымъ и лживымъ успѣхамъ большевиковъ, воображаютъ, что остается единый путь къ власти - это та же кощунственная игра идеями, неразборчивость въ средствахъ, демагогическія приманки для массъ. Какое это извращенное, легкомысленное, мертвенное и оскорбительное представленіе о Россіи, о русскомъ народѣ! Какъ будто, разъ вырвавшись изъ большевистской каторги, онъ снова побѣжитъ за вторымъ изданіемъ тѣхъ же лживыхъ приманокъ.

    Какъ будто , извергнувъ изъ души большевисткiя мерзости, онъ можетъ захотѣть какой-нибудь другой правды, кромѣ единственной русской, то есть «бѣлой»! (Какъ показали событія начала 1990-х ггъ., совѣтскій народъ, ошибочно принимаемый многими за русскій, все же «побѣжалъ за вторымъ изданіемъ» совѣтско-россiянскaго режима или принялъ привычную безразлично-выжидательную позицію, а ставшая общедоступной «русская правда» оказалась большинству изъ новыхъ «россіянъ» просто не нужной въ силу привычки и нежеланія «порочить память совѣтскихъ предковъ» - примъ.ред.)

    Намъ отвратительно лицемѣріе міровыхъ силъ, признающихъ насильническую власть интернаціональной шайки за нашу Россію. Но насколько нетерпимѣе подобное же извращенчество въ нашей собственной средѣ. Какъ только русскіе люди порываютъ связь съ «бѣлымъ» знаменемъ, ихъ сейчасъ же поражаетъ какая-то духовная слѣпота. Они сбиваются съ пути.

    Бѣгутъ за болотными огнями «пореволюционности», совѣтчины, «достиженчества» и прочихъ лжей (первое мѣсто среди которыхъ сегодня занимаютъ «красивая» комфортная жизнь, богатство и тѣлесное здоровье - примъ.ред.)

    А правда была и будетъ только одна - самоочевидная, вѣчная. Къ сожалѣнію, немало умопомраченныхъ, которымъ не все ясно. Посему не перестанемъ по соловьевской формулѣ «оправдывать добро» паки и паки...

    А.Карташевъ

    (Статья печаталась: «Вѣстникъ Первопоходника», 1966, № 55/56; «Наши вѣсти», 1998, № 453/2754)

    Праведность Бѣлой борьбы

    16 лѣтъ назадъ мнѣ пришлось держать слово передъ галлиполiйскими сидѣльцами въ ихъ самодѣльномъ полуоткрытомъ зданіемъ театра. Это былъ еще первый годъ сидѣнія, своего рода «галлиполiйская весна», когда еще теплились мечты и надежды на какой-то болѣе простой исходъ.

    Но печаль бѣлаго пораженія и глубокой грусти лежала у всѣхъ на днѣ души. Сердце ныло, и заползали сомнѣнія: да точно, правы ли мы?

    Вѣдь масса нашего же народа предала насъ, возстала, пошла подъ команду коммунистовъ, посмѣялась надъ тѣмъ, что вчера еще почиталось святымъ, неприкосновеннымъ… Гдѣ правда и гдѣ ложь, гдѣ добро и гдѣ зло?

    Подъ горячимъ августовскимъ солнышкомъ, на набережной площади былъ парадный молебенъ передъ погрузкой на пароходъ части галлиполiйцевъ, отплывавшихъ въ Болгарію. Всѣ части стояли въ формѣ. Стройно, удивительно музыкально пѣлъ хоръ. Что можетъ сравниться по благолѣпію и религіозной умилительности съ русскимъ церковнымъ пѣніемъ?!

    Да, это оно, чудомъ уцѣлѣвшее, родное христолюбивое воинство! Почему же извергла его родная земля въ эту чужую раскаленную пустыню, къ зтой равнодушно-нѣмой красѣ южной морской лазури?

    Ужели все это историческое, традиціонное, не внѣшнее только, но и внутреннее, духовное благообразіе христолюбиваго воинства есть неправда и грѣхъ? Быть этого не можетъ! Вѣдь это не только красота, но красота нравственная, т. е. самоочевидная, абсолютная правда.

    Значитъ, бываетъ такъ, что правду можно затемнить, запутать, оболгать, оклеветать и выдать за ложь. Правда можетъ оказаться беззащитной и преданной. Стало быть, ей нельзя оставаться пассивной. Иначе демонъ лжи вспрыгнетъ ей на хребетъ к загрызетъ ее. Другой вопросъ о средствахъ и путяхъ защиты. Но беззащитное непротивленчество, толстовство — есть предательство правды на растерзаніе.

    И прежде всего правду надо защитить по существу, въ ея качествѣ правды, идейно. Лукавый, передъ тѣмъ какъ одолѣть ее, облыгаетъ, поддѣлываетъ, испревращаетъ, выдаетъ за ложь, за кривду. Стало быть, правду надо, какъ это ни звучитъ странно, «оправдать», насильственное искривленіе ея облика выправить. Вотъ почему своему труду на эту тему Владиміръ Соловьевъ далъ какъ бы парадоксальное заглавіе «Оправданiе Добра».

    Съ указанія на этотъ фактъ и на смыслъ его я и началъ свою рѣчь въ Галлиполи, когда меня попросили что-нибудь сказать обезкураженнымъ бѣлымъ воинамъ. Съ тѣхъ поръ сколькими изъ насъ, на тысячи ладовъ эта идея повторяется. И — къ удивленію — не только не старѣетъ отъ повторенiя, но постоянно подновляется все новыми доводами, чтобы снова и снова напомнить о ней.

    Все выше и выше вздымаются волны міровой лжи, чтобы захлестнуть правду бѣлой борьбы и поставить на мѣсто ея ложь серпа и молота. Но замѣтенъ уже срывъ въ этомъ ритмѣ. Кажется, пролетѣлъ уже и 999-й валъ, и начинается отрезвляющее прозрѣніе... А сколько великихъ мiровыхъ силъ еще изощряются въ сокрытіи истины!

    И съ какой виртуозностью, даже, талантомъ и вдохновеніемъ! Вѣдь у антихриста, по Апокалипсису, есть свои лжепророки и, по выраженію русскаго свѣтскаго богсслова, своя «лжеблагодать».

    Стало быть, и своя лжесвятость, лжеобольстительность, притягательность. Особенно для оголтѣлыхъ полуинтеллигентныхъ толпъ, готовыхъ вь любомъ религіозномъ блудилищѣ истерически кланяться любымъ чертобогамъ.

    Тутъ мы имѣемъ дѣло съ духовной болѣзнью, о ней говоритъ Апостолъ Павелъ, предупреждая, что и «сатана является въ образѣ ангела свѣтла». Вотъ почему наша религіозно-одичавшая культура не даетъ надежнаго руководства къ различенію правды отъ кривды. И вотъ почему въ этой духовно-фальшивой атмосферѣ идеологическимъ фальшивомонетчикамъ успѣхть обезпеченъ.

    Кто только не старается выдать черное за бѣлое?! Тутъ и главы народовъ, министры, парламентаріи, конечно, тьмы-темъ журналистовъ, писатели, философы, академики, моралисты, гуманисты, мистики, бого-словы, епископы, князья церкви, всѣ-всѣ, отдавшіе свои сердца Лигѣ Націй, весь этотъ міръ, забдудившійся въ трехъ русскихъ и испанскихъ соснахъ. Несмотря на тысячи пословъ, консуловъ, очевидцевъ и анкетныхъ комиссій, все никакъ будто бы не могущихъ «отличить правой отъ лѣвой». И все по мнимо серьезнымъ основаніямъ.

    Какъ не поддержать русскую революцию? Вѣдь политическій режимъ былъ отсталый. Да, отсталый. Но развѣ слѣдовало для его исправленія выпускать изъ страны всѣ кишки и вытягивать всѣ жилы? Почему же, господа сочувствующіе, вы не учиняете такого же харакири надъ своими отечествами?

    Какъ же не сочувствовать великому русскому соціально-экономическому опыту? Вѣдь старый соціальный строй былъ несправедливый, Да, несправедливый. Но, во-первыхъ, гдѣ и когда на землѣ бывалъ справедливый строй?

    Да и можетъ ли онъ быть справедливымъ при природной грѣховности міра и человѣка? Но гдѣ же вы видите, господа оцѣживатели комаровъ и поглотители верблюдовъ, эту соціальную справедливость въ СССР-ской каторгѣ?

    Почему, вдругъ еще небывалое красное соціальное неравенство навыворотъ стало для васъ «справедливостью»?

    Какъ не поставить креста надъ бѣлыми арміями, когда онѣ включали въ себя элементы классовой реакцін и консерватизмъ политическiй и націоналистическій? Да, включали. Но спасали Россію, суть русскую, душу русскую. А г.г. демократы, радикалы и соціалисты, предавая бѣлыя арміи на растерзаніе красныхъ, отдавали на гибель самую Россію.

    До сихъ поръ убито даже самое имя Ея. И это честно со стороны коммунистовъ, ибо имъ ненавистна, именно, Россія, какъ Россія. Вотъ типъ тѣхъ мнимыхъ основаній, по которымъ передовое человѣчество охаяло святое дѣло вооруженныхъ борцовъ за Россію и предпочло имъ палачей Россіи, якобы выковывающихъ, если и не рай соціализма, то, во всякомъ случаѣ — лучшій, совершеннѣйшій строй общества.

    За этотъ обманъ и самообманъ, что революція и коммунизмъ, будто бы, хотятъ дать лучшее человѣческое общежитіе, имъ прощается въ прошломъ и сейчасъ на нашихъ глазахъ все то безмѣрно злое и жестокое, что, якобы, есть необходимый путь построенія рая на землѣ.

    А болѣе циничные авторитеты коммунизма, какъ Троцкій, напримѣръ, перестаютъ уже и лицемѣрно попрекать бѣдныхъ іезуитовъ за ихъ лукавую мораль, а откровенно сами заявляютъ, что ихъ коммунистическая цѣль оправдываетъ всѣ обманы, всѣ насилія и убійства.

    И ханжи гумманизма всѣхъ видовъ поддерживаютъ этихъ преступниковъ и насильниковъ! Не смѣютъ, по моральному и интеллектуальному малодушію, дерзнуть осудить этихъ мучителей народовъ. Осудить не за ихъ только насильническіе методы, но и за самую ихъ, якобы, святую цѣль.

    Вотъ гдѣ корень зла. Вотъ гдѣ основная ошибка и ложь: считать цѣль коммунизма праведной, припутывать сюда даже Христа и Евангеліе и совершать этимъ съ толку сбивающій идейный подлогъ.

    А за идейнымъ подлогомъ и подлогъ совѣсти, когда разные «князья церкви» становятся подъ знамя одержимой бѣсомъ Пассіонаріи...

    На самомгь дѣлѣ, какъ разъ все наоборотъ. Именно цѣли коммунистической революціи нечестивы. Вотъ, что надо понять, если хотите, разгадать. Вопреки видимости, будто дѣло идетъ о благополучіи меньшей братіи и о свободѣ, о благѣ и счастіи человѣка, — тутъ духовная ложь, подлогъ. Подлинныя, «дальнобойныя» цѣли революціи не въ этихъ сладенькихъ, сантиментальныхъ, добродѣтельныхъ приманкахъ для простофиль соціальной романтики или сектантской религіозности.

    Корни революціи въ богоненавидѣнiи, въ ненависти ко Христу, ко Кресту, къ церкви и религіозному типу человѣка. Его, этотъ типъ религіознзго, благообразнаго, крещенаго и кроткаго человѣка надо коммунистамъ истребить на землѣ до конца. Надо создать породу безбожныхъ, разнузданно поправишхъ все святое, кощунниковъ и осквернителей.

    И тогда съ ними и на нихъ, основать на землѣ не идиллію рая трудящихся (сказочка для дѣтей младшаго возраста), а совсѣмъ новое человѣчество. Можетъ быть, и очень несчастное, но другое, нечестивое, антиблагочестивое (въ этомъ вся суть), анти-христіанское, осатанѣвшее, т. е. дышущее злобой.

    Это и есть подлинное царство злого духа, адъ духовный. А не «рай», какъ поетъ лживая сирена революціи. Въ этомъ ея тайна, темный полюсъ темной духовной бездны, такъ же фатально притягивающій души людей, какъ и обратная бездна — верхняя, небесная, святая, Христова, Божья.

    Передъ этой метафизической, мистической, духовной тьмой духа революціи — ничто, сущая мелочь — всѣ дѣйствительные дефекты контр-революціонной бѣлой борьбы противъ большевиковъ. Если бы этихъ недостатковъ не было, если бы бѣлыя арміи, оставаясь духовно самими собой, были политически новаторскими и соціально радикальными, можетъ быть, они имѣли бы нѣсколько больше успѣха. Но ненависть къ нимъ и озлобленiе коммунистическаго фронта были бы еще ожесточеннѣе. И кампанія міровой клеветы была бы еще изощреннѣе.

    Эго мы видимъ на примѣрѣ злобы къ Муссолини, контръ-революціонеру прогрессивному, творческому. Какь проболтался Луначарскій на митингѣ: «именно за добродѣтель-то вашу, за любовь-то мы и ненавидимъ васъ христіанъ»...

    Нѣтъ, какъ бы ни отсталы, наивны, старомодны ни были бѣлые воины, они въ самой послѣдней глубинѣ — правы. Ихъ дѣло спасти Россію, даже просто ту, старую, какая была,— есть воистину святое дѣло. Они инстинктивно и просто встали за богобоязненнаго, духовно-обузданнаго, крещенаго человѣка и за созданный имъ, этимъ крещенымъ человѣкомъ, нашъ родной домъ Великой Россіи — въ сердцевинѣ Святой Руси.

    Это безусловно праведно и безусловно свято. На этомъ корнѣ растутъ и дышатъ всѣ зиждительныя національныя цѣнности. Непререкаемыя, но оболганныя революціей. Будто бы реакціонно отечество, будто бы корыстна религія, будто презрѣнна семья, будто преступна собственность и экономическая свобода личности.

    А, по Пушлину, это животворящая святыня «Любовь къ родному пепелищу, любовь къ отеческимъ гробамъ»... «На нихъ основано отъ вѣка, по волѣ Бога Самого, самостоянье человѣка, залогъ величія его». Вотъ за что, по чистой совѣсти, съ дѣтской простотой сердца боролись, борятся и будутъ бороться бѣлые воины — за безспорно святую и праведную цѣль.

    Кто это отрицаетъ, кто затемняетъ? Только лживый фронтъ революціи и его слуги — легіонъ прессы.

    Кто и когда окончательно, навѣки исторіи, оправдаетъ подвигъ бѣлыхъ армій? Конечно, сама воскресшая Россія. Ибо она не можетъ быть иной, какъ только настояшей, а не поддѣланной подъ комсомолъ, пореволюціонность или младоросскость.

    Съ раскованными устами она скажетъ свободно о томъ, что за 1000 лѣтъ христіанскаго русскаго сознанія залегло въ глубинѣ ея души. А именно, что Россія — русская, честная, нёлгущая, хоть и слабая и грѣшпая, но любящая чистоту, благообразіе духовное, миръ, братство, свободу вѣры и молитвы, свободу личной .предпріимчивости, героизмъ вольнаго творчества.

    Именно это отняла у нея революція. Именно это хотѣли и хотятъ вернуть ей бѣлыя знамена. Тутъ русское — дважды два-четыре, русская самоочевидная истина.

    Милліоны адвокатовъ міровой лжи затемняютъ ее. Да не смущается сердце ваше, бѣлые воицы, и не устрашается. Ваши сомнѣнія въ себѣ, это — внушенное искушеніе, хмара отъ лукавого.

    Отгоняйте ее крестомъ и молитвой, да простымъ здравымъ смысломъ. Бѣлое есть бѣлое. Это станетъ непоколебимо ясно въ приближающіеся дни нашей встрѣчи съ Россіей.

    А.Карташевъ

    «Галлиполiйскiй вѣстникъ», № 55, 1 января 1938 г.

    «Герой Россіи» образца 1919 года

    Исторія «нашей Родины» — СССР (а теперь РФ), какъ извѣстно, была (и есть) сплошь героическая. Свидѣтельствомъ тому является огромное количество «Героевъ Совѣтскаго Союза» и «Героевъ Россіи» (то бишь РФ), возведенныхъ въ эти званія разными указами и приказами кремлевскихъ вождей.

    Сущность дѣяній всѣхъ этихъ «героевъ» легко уяснить, если вспомнить, что СССР былъ самой настоящей анти-Россіей, а РФ является отвратительной карикатурой на неё, поддѣльной лже-Россіей.

    Путь въ герои СССР-РФ лежалъ (и лежитъ) черезъ совершеніе какихъ-нибудь антирусскихъ поступковъ или дѣяній, угодныхъ правящему русофобскому режиму.

    Никакихъ исключеній изъ этихъ правилъ не было (и нѣтъ), поэтому можно съ полной увѣренностью утверждать, что всѣ эти «Герои Совѣтскаго Союза» и «Герои РФ» являются самыми настоящими врагами Исторической Россіи и Русскаго народа.

    Эти люди либо лили (и льютъ) свою и чужую кровь во славу засѣвшей въ Кремлѣ антирусской банды, либо изъ кожи вонъ лѣзли (и лѣзутъ), чтобы услужить этой бандѣ и укрѣпить ея власть.

    Ни одинъ порядочный человѣкъ, который дѣйствительно сдѣлалъ что-то полезное для Россіи и Русскаго народа, никогда бы не согласился принять подобнаго рода награды изъ рукъ палачей Русскаго народа и насильниковъ Россіи, если бы послѣдніе по недоразумѣнію и рѣшили удостоить его званія «Героя».

    Поэтому всѣ «Герои» СССР-РФ, даже если за ними нѣтъ прямыхъ преступленій противъ Россіи истинной, это люди безъ совѣсти и чести, а по большей части — обыкновенные подлецы. Исключеніемъ являются лишь тѣ, кто осозналъ постыдность обладанія подобнаго рода званіемъ и выбросилъ пятиконечную звѣзду «Героя» въ нужникъ.

    Элитой среди «Героевъ» СССР-РФ являются, конечно же, тѣ, кто хорошо потрудился по части массовыхъ убійствъ русскихъ людей и насилій надъ ними. За примѣрами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить «Героя Россіи» Лысюка, который 3 октября 1993 года у «Останкино» хладнокровно разстрѣливалъ толпу людей, включавшую женщинъ и стариковъ, а также «Героя Россіи» Кадырова, который прославился ещё и тѣмъ, что попросилъ «Героя Россіи» Делимханова ликвидировать ещё одного «Героя Россіи» Ямадаева, что Делимхановымъ и было исполнено.

    Сами «Герои» СССР и «Россіи» откровенничать о своихъ «подвигахъ» не любятъ. Обычно ихъ разсказы — это смѣсь самохвальства и наглаго вранья, вродѣ утвержденій того же Лысюка, что его люди стрѣляли одиночными патронами и только по «боевикамъ».

    Правду эти «герои» начинаютъ говорить лишь въ исключительныхъ случаяхъ, напримѣръ, когда за какую-нибудь провинность они попадаютъ подъ слѣдствіе, гдѣ и начинаютъ разсказывать о своихъ «подвигахъ» и «заслугахъ» передъ арестовавшей ихъ властью, стремясь тѣмъ самымъ облегчить свою участь.

    Ниже мы приводимъ «Протоколъ показанія» одного изъ «Героевъ Россіи» образца 1919 года, составленный въ одной изъ мѣстныхъ ЧК. Причиной задержанія и допроса этого «героя» явился фактъ разстрѣла имъ заключенныхъ одной изъ уѣздныхъ «чрезвычаекъ» безъ согласованія съ начальствомъ этой «чрезвычайки».

    Другихъ преступленій за этимъ «героемъ» совѣтская власть не числила, и, судя по всему, вскорѣ послѣ этого допроса онъ былъ освобожденъ и продолжилъ свою «героическую» дѣятельность, которая заключалась въ томъ, чтобы насильно загонять русскихъ крестьянъ въ ненавистную имъ Красную армію, отбирать у нихъ дочиста «излишки» хлѣба и жестоко подавлять любыя попытки сопротивленія этимъ насиліямъ.

    Въ тѣ времена, когда геройствовалъ этотъ «герой», Совѣтскаго Союза ещё не существовало, а «Родиной», во славу которой нашъ «герой» лилъ кровь русскихъ людей, считалась РСФСР, поэтому передъ нами несомнѣнный «Герой Россіи», достойный предшественникъ нынѣшнихъ «Героевъ Россіи» отъ Лысюка до Кадырова съ Ямадаевымъ.

    Остается отъ всей души пожелать, чтобы правительство нынѣшней «Россіи» вспомнило, наконецъ, о своемъ несправедливо забытомъ «героѣ» и наградило его званіемъ «Героя Россіи» хотя бы посмертно, т.к. его заслуги передъ «Россіей» ужъ никакъ не меньше, чѣмъ у «героевъ» изъ дивизіи Дзержинскаго и «республики» Ичкерiя.

    Всѣ выдѣленія въ протоколѣ допроса «героя» — наши. Орѳографія оставлена совѣтская.

    Редакція сайта «Сила и Слава».

    Протокол показания

    Николая Алексеевича Черемухина, 37 лет, проживающего временно в г. Саратове по ул. Республики, д. 16, а постоянно в с. Аркадаке Балашовского уезда. 9 октября 1919 г. по делу показываю:

    Происхожу из крестьян Ковенской губернии, Тельтевского уезда, Жбравской волости, женат. В 1907 г. в феврале был осужден на 20 лет каторжных работ за покушение на адмирала Ирицкого и вооруженное сопротивление при аресте. Сидел в Ковно, Варшаве, Пскове и Шлиссельбурге до 1915 г.

    В апреле 1915 г. бежал и жил нелегально до Февральской революции, которая застигла меня в г. Черный Яр Астраханской губернии, где я подвергался преследованию со стороны Временного правительства, и уехал на Кавказ, в Екатеринодар.

    Здесь состоял товарищем военного комиссара Кубанско-Черноморской Социальной Федеративной Советской Республики по политическому отделу.

    Будучи в этом звании, ликвидировал штаб Кавказской полевой армии, прославившейся особенным бандитизмом.

    Принимал непосредственное участие в разгроме Корнилова и затем, командированный в мае 1918 г. с войсками на Царицынский фронт, дважды участвовал в боях с красновскими бандами под царицынским Калачом.

    Тогда же в Царицыне разгромил 3-х тысячный отряд поднявшего восстание Петренко, ликвидировал его самого и отряд, а под Котельниково ликвидировал Третью Украинскую армию во главе с командующим Березовым. Вызванный 16 мая 1918 г. со своим отрядом в Саратов на подавление восстания, потерпел крушение поезда на 35-й версте, и лично измятый при крушении получил отпуск вследствие вновь открывшегося туберкулеза легких и до июня 1919 г. был в отпуску, получал пенсию, живя преимущественно в Саратовской губернии.

    По убеждению коммунист, билет № 253, центровик. Принужденный материальными обстоятельствами искать средства к существованию, с 1 июня 1919 г. я предложил свои услуги губпродкому и был назначен уполномоченным по выкачке хлеба в Балашовском уезде. На этом посту меня застало восстание «зеленых».

    Таким образом, силою обстоятельств я был выдвинут на пост ответственный, как имеющий при себе хорошо вооруженный отряд с чрезвычайными полномочиями подавить восстание и освободить путь отступающим войскам из Балашова.

    Вступив 27 июня в бой с «зелеными» и восставшими крестьянами под Белой Малиновкой Балашовского уезда, я разбил их и решительными действиями (сжег 283 двора этого села) сразу ликвидировал восстание. Нет сомнений, что это обстоятельство обратило на меня внимание Центра, и я по предложению военкома т. Соколова был назначен т. Крыленко начальником укрепленного района Аркадак—Ртищево—Сердобск и командующим отрядами по очистке Саратовской губернии от разного рода банд, причем имелось в виду преимущественно дезертиры и кулаки, поднявшие в тылу армии восстание.

    Сначала мне был дан для операций Балашовский уезд, как более всего контрреволюционный, а затем они переносились в другие уезды губернии. Здесь нахожу уместным подчеркнуть, что еще в мае 1919 г. мною указывалось губкому, что Балашовский уезд накануне восстания, но комитетом тогда не было обращено внимание.

    Данный мне мандат предоставлял мне широкое право очистки местности от элементов, могущих активно выступить и выступавших против Советской власти. Нет сомнений, что мандат на мое имя не мог точно и определенно очертить и перечислить цикл репрессий.

    Он давал только начала и полагался на мой опыт и твердость, а также преданность интересам революции, предоставляя мне право расстрела; полагаю, что подписавшие мандат были убеждены и знали, что свои действия я буду согласовывать не только с политической целесообразностью, но и с требованиями момента и местными условиями.

    Все это, конечно, возлагало на меня ответственность за тактичность действий и обязывало к сугубой осторожности и осмотрительности. Помощников у меня не было, я был один, если не считать помощь, оказываемую мне в работе партийными товарищами проходящих мною местностей.

    Вначале ко мне был прикомандирован отряд агитаторов и 14 товарищей губкомпартии во главе с т. Торгушевым, но отряд этот через несколько дней осел в Балашове и сделал ли он что-либо в отношении политического строительства — я не знаю. В моем распоряжении находились все отряды губвоенкома и губревкома, разбросанные по всей Саратовской губернии.

    Непосредственно же у меня был только один батальон в 310 человек особого Саратовского полка по борьбе с дезертирством. Красноармейцы обучены не были, политически плохо воспитаны, хотя человек 100 из них считали себя сочувствующими коммунистам, остальные — беспартийные. С этим отрядом я прошел 2/3 Балашовского уезда, часть Сердобского, половину Аткарского и часть Петровского.

    Характер моей работы требовал быстрого, мгновенного передвижения и переброски отряда из местности в местность, иногда из уезда в уезд. Почему, понятно, иногда мне не удавалось извещать уездные власти о своем приходе.

    Иногда же я не извещал о своем передвижении по стратегическим и политическим соображениям, но, к сожалению, местные власти быстро узнавали, что идет отряд, и также быстро извещали соседние волости, откуда начинался отход и бегство дезертиров и прочей сволочи, и приходилось мне нередко бросать кавалерию в погоню за уходившими часто отрядами.

    Переходя к тактике своих действий, должен указать, что они носили однообразный характер и выражались в следующем: Впереди отряда двигалась конная разведка и тайные агенты, которые занимали намеченный пункт; затем посылались квартирмейстеры и курьеры, которые подготовляли квартиры отряду и назначали время заседания совета и общего собрания граждан.

    Въехав в село и получив нужные сведения от разведчиков и агентов, я немедленно созывал заседание совета совместно, где имелись, с ячейкой сочувствующих. На заседании знакомился с положением, сопоставляя сведения разведчиков и агентов со сведениями представителей власти, и затем, ознакомив заседание с целью своего приезда, требовал список дезертиров, кулаков, лиц, имеющих оружие; кроме того, немедленно приступал к выкачке всех излишков хлеба, разбивая для этой цели село на районы, куда отправлял комиссию во главе с членом совета, отвечающим за правильность описи хлеба.

    Затем созывалось общее собрание, причем на собрании обязательна была вся деревня без исключения, понятно, [что] и без ущерба для домашнего хозяйства; правильность этого состояния деревни проверялась кавалерией, которая иногда силой заставляла граждан идти на собрание.

    Темы на собраниях были одни и те же, за исключением вопросов местного характера. На собраниях выступал большей частью я один, редко — местные коммунисты и мои красноармейцы.

    Темы были: «Что такое Советская власть», «Что она дает и что должна дать», «Почему она сейчас не может дать максимум», «Что такое гражданская война», «Как ее кончить», «Почему ее надо кончить», «Враги Советской власти вообще», «Враги в деревнях — кулаки», «Что такое кулак, середняк и бедняк», «Что такое монополия хлеба», «Почему надо сдавать его государству, а не мешочникам», «Кому в деревне нужно оружие и почему его надо сдавать».

    После митинга стоящий в стороне караул охватывает собрание цепью и предлагает кулакам, дезертирам, иногда грабителям советских хозяйств выйти в сторону, причем предупреждалось, что имеются списки всех их, и если кто после троекратного оклика не выйдет, то будет тут же расстрелян.

    Все вышедшие уводились в амбар; собрание распускалось с предъявлением к нему требованием снести оружие и казенное обмундирование. Дополняю: в амбар попадали и те, кто почему-либо не мог сейчас же принести оружие, и те, которые значились по списку, имеющим его.

    Арестованные, в массе своей, считались заложниками до выполнения предъявленных к населению села требований. Некоторые из арестованных расстреливались за сокрытие оружия, участие в восстаниях, гонку самогона и двойное злостное дезертирство.

    Были два случая, когда пришлось сдержать слово и широко об этом опубликовать; а именно: расстрела во время собрания двух лиц, отказавшихся выдать оружие, и одного кулака, не вышедшего на оклики. Это обстоятельство имело огромное психологическое действие и облегчило работу на далекое расстояние, а упорное преследование бежавших и поимка создала впечатление, что от Советской власти никуда не уйдешь.

    В репрессивной работе я прибегал только к трем родам наказания —конфискации имущества у кулаков, контрибуция на все село, члены которого участвовали в восстаниях или ограблениях советского хозяйства, и расстрел активных врагов Советской власти, будь то хронический самогонщик, злостный дезертир или кулак.

    Инструкция на этот счет была у меня от оперативной четверки и т. Крыленко, но носила словесный характер отчасти, а в письменной форме — расплывчатый и общий. На принудительные работы, в полном смысле этого слова, я не отправлялни одного. Были случаи отправки в Саратов и уезды арестованных с заключением на распоряжение тех или иных учреждений.

    За время с 18 июля по 22 сентября расстреляно мною в уездах 130 человек, за что и в каких деревнях — видно из прилагаемого при сем персонального списка расстрелянных.

    На вопрос — имел ли я право вмешиваться во внутреннюю работу судебных и следственных установлений на территории своих действий, то, если этот вопрос относится к Аткарской УЧК, должен ответить, — да, и пояснить, что это вмешательство было вызвано чрезвычайными обстоятельствами, а именно действием мироновских банд, которое вызвало угрозу освобождения тоже видных и злостных врагов Советской власти.

    Этим обстоятельством вызвано изъятие мною 16 человек из аткарских мест заключения и их расстрел, кроме одного сбежавшего. Ждать санкции на расстрел вполне определенных государственных преступников не позволяли вышеупомянутые чрезвычайные обстоятельства, также то, что все боеспособные силы г. Аткарска ушли на борьбу с Мироновым, куда выступил с этой же целью и я со своим отрядом, расположенным в 40 верстах южнее Аткарска. Расстреливать этих 16 человек было решено после частного совещания с партийными и советскими работниками г. Аткарска.

    О расстрелах вообще я доводил до сведения т. Троцкого и т. Калинина, а также т. Крыленко и некоторых товарищей г. Саратова. Келейно ничего мною не делалось, и я считаю огромным преступлением скрывать характер своей работы от ответственных партийных работников.

    Об изъятии из Аткарской ЧК 16 человек и о расстреле 15 из них я говорил председателю губчека т. Жукову: «Да — это очень худо, что сделал без нашего ведома, ну хорошо, рассмотрим». По поводу этого расстрела официального собрания, решения которого протоколировались в г. Аткарске, насколько я помню, не было.

    Были ли случаи мобилизации подвод самочинно, без ведома советских властей, одним только распоряжением моим, — должен ответить, что нет; кроме одного случая — в день наступления моего отряда на с. Малиновку, когда в Аркадаке население уводило лошадей в лес, чтобы не дать их Соввласти.

    Мне совершенно неизвестно, чтобы красноармейцы моего отряда при уплате контрибуции заставляли уплачивающих обменивать с ними «николаевские» деньги на «керенки».

    Считаю, что это совершенно было излишним для красноармейцев и невозможным, так как деньги уплачивались председателем исполкома, а затем сдавались мне, так что я мог при желании без посторонних свидетелей сделать такого рода обмен.

    Были случаи, когда красноармейцы разменивали крупные кредитки на мелочь. В этом я не видел и не вижу ничего предосудительного, а если в губчека есть такое заявление, то считаю его пакостным, глупостью и недомыслием, притом мелким недомыслием подавшего его.

    Отряд всегда довольствовался за наличный расчет и случаев неуплаты за довольствие не знаю. Всего взыскано мною 7 703 587 руб. 45 коп. контрибуции в Балашовском, Сердобском и Аткарском уездах, каковые внесены в Саратовское казначейство по квитанциям №№ 26055, 26615, 27359, 23291, 26056, 27743 и Балашовское казначейство, квитанция № 4123.

    Кроме того, конфисковано мною лошадей и коров, упряжи и повозок, которые частью сданы учреждениям и войсковым частям, а частью розданы беднейшему населению через советы.

    В настоящее время я работаю в южной части Балашовского уезда, где, между прочим, принимают политический оттенок организованные вооруженные выступления шаек бандитов под руководством бывших офицеров.

    Черемухин

    Допрос снимал [подпись неразборчива]

    (ГАСО. Ф. Р-521.Оп. 1. Д. 445 Л. 4-5об.)

    Два примѣра боевой доблести Красной арміи

    Поначалу наша редакція не имѣла намѣренія откликаться на очередную годовщину основанія Красной арміи, которая нынѣ въ «Россійской федераціи» на потѣху жидамъ и шаббесъ-гоямъ отмѣчается какъ «День защитниковъ Отечества». Все основное по этой темѣ мы уже высказали въ своемъ прошлогоднемъ матеріалѣ.

    Но буквально на дняхъ въ редакцію поступило нѣсколько интересныхъ архивныхъ документовъ, два изъ которыхъ мы считаемъ нужнымъ опубликовать въ качествѣ нашего (пусть и запоздалаго) праздничнаго подношенія къ славной 95-ой годовщинѣ доблестной РККА, она же Совѣтская, она же «Россійская» армія, непобѣдимая и легендарная.

    И хотя эти документы сами по себѣ весьма краснорѣчивы, мы, тѣмъ не менѣе, предваримъ ихъ небольшимъ комментаріемъ. Армія является важнѣйшимъ элементомъ всякаго государства, созданіе любой государственности начинается съ созданія вооруженныхъ силъ и конецъ любого государства начинается съ развала его арміи.

    Поэтому и существующая уже почти 100 лѣтъ на территоріи бывшей Россійской Имперіи богоборческая и русофобская власть не могла обойтись безъ соотвѣтствующихъ вооруженныхъ силъ и очень быстро создала свою собственную оккупаціонную армію.

    По мѣрѣ того какъ мимикрировалъ, реформировался и мѣнялъ свои маски антирусскiй режимъ, реформировалась и мѣняла свои названія и созданная этимъ режимомъ армія. Но какъ, несмотря на всѣ парады, маскарады, смѣны актеровъ, режиссеровъ и декорацій, не мѣнялась оккупаціонная и антихристіанская сущность этого режима, точно также не мѣнялась и не мѣняется оккупаціонная и антихристіанская сущность Красной-Совѣтской-«Россійской» арміи, на которую опирался и опирается этотъ режимъ.

    Поэтому въ высшей степени странно, если не сказать болѣе жестко — полными идіотами, выглядятъ тѣ люди, которые называютъ себя «русскими патріотами» и признаютъ существующій режимъ оккупаціоннымъ, но при этомъ растираютъ по щекамъ слезы и сопли при видѣ бѣдственнаго положенія «Россійской» арміи или же, наоборотъ, радуются, наблюдая ростъ ея «боевой мощи».

    Такимъ, съ позволенія сказать «патріотамъ», у которыхъ явно не всѣ дома, мы можешь лишь посовѣтовать написать крупными буквами на стѣнѣ (а еще лучше прямо у себя на лбу) слѣдующую простую истину: побѣды и успѣхи Красно-«Россійской» арміи это есть побѣды и успѣхи антирусскаго режима и наоборотъ.

    Ежели для кого эта армія своя и родная, то для того должна быть своей и родной создавшая эту армію власть. Человѣку же, называющему нынѣшнюю власть «оккупаціонной» и «русофобской» и умиляющемуся при этомъ ея арміей, остается только посовѣтовать обратиться къ психіатру.

    Для того чтобы измѣнилась сущность этой арміи, должна измѣниться сущность нынѣшняго режима (если это вообще возможно), а это можетъ произойти только черезъ покаяніе (которое по-гречески и означаетъ измѣненіе), т.е. черезъ полный и рѣшительный разрывъ съ ложью и грѣхомъ, отреченіе отъ того, чему раньше присягалъ, поклонялся и служилъ, и поклоненіе и служеніе тому, что раньше ненавидѣлъ и отвергалъ.

    Но думать, что при отсутствіи покаянія эта армія и эта власть, которыя начинали съ такихъ вещей, что описываются въ публикуемыхъ документахъ, могутъ куда-то тамъ «эволюціонировать» въ сторону улучшенія, это есть просто-напросто идіотизмъ. Безъ покаянія онѣ могутъ эволюціонировать только въ сторону еще большаго осатаненiя. Даже и намековъ на такое покаяніе пока нѣтъ, а потому и далѣе будетъ продолжаться то, что продолжается уже 95 лѣтъ.

    Тѣ красноармейцы, которые творили описываемыя ниже безчинства, впослѣдствіи стали сталинскими «маршалами побѣды», воспитали себѣ подобную красноармейскую массу, передали ей свои традиціи, и эта масса повторила «подвиги» своихъ отцовъ въ Германіи и Восточной Европѣ въ 1944-45 годахъ.

    Далѣе этотъ процессъ преемства поколѣній и «славныхъ традицій» продолжался и дошелъ до нашихъ дней, что можно было наглядно наблюдать во время Чеченскихъ кампаній и «контртеррористическихъ операцій», гдѣ подъ конецъ уже нельзя стало разобрать, чѣмъ чеченскіе бандиты и «полевые командиры» отличаются отъ аналогичныхъ бандитовъ и ихъ командировъ въ униформѣ «Россійской» арміи.

    И еще на одинъ моментъ мы хотимъ обратить вниманіе. Существующая въ «Россійской федераціи» религіозная организація, цинично именующая себя «русской православной церковью», которая давно и прочно слилась съ оккупаціонной властью и громогласно славитъ эту власть и «воинство ея»въ своихъ молитвахъ, не можетъ имѣть никакого отношенія къ той истинной Русской Церкви, со служителями которой упомянутое «воинство» вытворяла нижеприводимыя вещи.

    Эта антихристіанская структура РПЦ-МП является точно такимъ же порожденіе оккупаціоннаго режима, какъ и РККА, почему вмѣсто того, чтобы анаѳематствовать эту власть и ея армію, она усердно служитъ имъ «на за страхъ, а за совѣсть» и «не на словахъ, а на дѣлѣ».

    Редакція сайта «Сила и Слава».

    Актъ разслѣдованія

    по дѣлу о злодѣяніяхъ, совершенныхъ большевиками (коммунистами) въ монастырѣ «Спасовъ скитъ» и въ Храмѣ Христа Спасителя близъ того же монастыря, Соколовской волости, Змиевскаго уѣзда, Харьковской губерніи.

    27 Декабря 1918 года въ монастырь «Спасовъ скитъ» явился матросъ Дыбенко съ отрядомъ красноармейцевъ и на слѣдующій день арестовалъ архимандрита этого монастыря о. Родіона, послушника Сидорина и жившихъ въ монастырѣ бѣженцевъ Ѳеодосія Курдибина и Николая Костишина; послѣднихъ двухъ впрочемъ скоро отпустили.

    Удаливъ арестованныхъ въ особую комнату, Дыбенко собралъ всю братію въ трапезную и обратился къ нимъ съ рѣчью, сказавъ между прочимъ, что онъ явился въ монастырь съ цѣлью уничтожить буржуевъ, паразитовъ и тунеядцевъ, и что ихъ архимандритъ долженъ быть убитъ за укрывательство буржуя, подъ которымъ онъ подразумѣвалъ Сидорина.

    Въ ночь на 29 декабря 1918 года архимандритъ Родіонъ, послушникъ Сидоринъ, жившій близъ монастыря харьковскій купецъ Ищенко, крестьянинъ-лѣсопромышленникъ Ереминъ и еще нѣсколько неизвѣстныхъ лицъ были выведены красноармейцами въ полѣ за ограду монастыря и тамъ убиты.

    Съ остальными монахами красноармейцы обращались крайне грубо и даже отказывались дать какія-либо разъясненія о судьбѣ архимандрита.

    Однако 29 декабря одинъ красноармеецъ сказалъ іеромонаху Іереміи, что онъ лично убилъ архимандрита, который выказалъ исключительную мужественность и стойкость; по словамъ этого красноармейца онъ съ товарищами вывелъ архимандрита въ полѣ и прежде всего оскальпировалъ его, сорвавъ съ его головы кожу съ волосами. О. Родіонъ сначала упалъ на землю и закричалъ: «О, Боже мой!», а потомъ поднялся, пробѣжалъ немного и снова упалъ на землю, закричавъ: «О, Боже мой, что вы дѣлаете, скорѣе кончайте!».

    Тогда палачъ нагнулъ ему голову и сталъ рубить ея шашкой, пока страдалецъ не умеръ. На слѣдующій день былъ убить красноармейцами духовникъ монастыря іеромонахъ Аѳанасій.

    Трупы всѣхъ убитыхъ оставались непогребенными въ теченіе нѣсколькихъ дней вплоть до ухода отряда Дыбенко; только послѣ его ухода большевистскій волостной Исполкомъ, въ вѣдѣніе котораго былъ переданъ монастырь, дозволилъ монахамъ похоронить казненныхъ, но не на кладбищѣ, а въ огородѣ, за конюшней и безъ соблюденія христіанскихъ обрядовъ.

    фото

    Фотографія головы архимандрита Родіона, Спассовскiй монастырь, оскальпированной большевиками.

    На произведенномъ членомъ Особой Комиссіи черезъ врача-эксперта осмотрѣ труповъ оказалось:

    1) У архимандрита Родіона голова почти отдѣлена отъ туловища и держится только на гортани съ кожей и на правой грудинно-ключичной сосцевидной мышцѣ. Позвоночникъ разъединенъ на второмъ шейномъ позвонкѣ. На палецъ выше затылочнаго бугра остатки кожи съ ровными краями. Этотъ край идетъ горизонтально по направленію къ виску, проходитъ на серединѣ праваго височнаго мускула, поворачиваетъ на правую сторону лба и на 2 1/2 пальца не дойдя до середины лба, теряется. На лбу край проходитъ на палецъ выше брови. Остальная часть черепа лишена мягкихъ покрововъ, мѣстами сохранилась только надкостница. Лѣвый уголъ нижней челюсти надрубленъ.

    2) У іеромонаха Аѳанасія на груди съ лѣвой стороны въ области сердца имѣетъ круглое величиною около 5 миллиметровъ въ діаметрѣ входное пулевое отверстіе. На лѣвой сторонѣ шеи, почти посерединѣ ея, судя по формѣ, штыковое раненіе, идущее спереди назадъ, слѣва направо и слегка снизу вверхъ, повредившее третій шейный позвонокъ.

    3) У послушника Петра Сидорина на шеѣ имѣется рубленая рана, разсѣкшая дыхательное горло и шейный позвонокъ. Кромѣ того въ грудную полость проникаютъ двѣ штыковыя раны, верхняя рана у нижняго края правой лопатки, а нижняя между послѣднимъ и предпослѣднимъ ребрами.

    На остальныхъ трупахъ, принадлежащихъ Михаилу Юдину и двумъ неизвѣстнымъ евреямъ, найдены рубленыя раны и кровоподтеки. Юдинъ, по словамъ его брата, былъ убитъ по доносу какой-то, проживавшей въ монастырѣ учительницы за то, что онъ буржуй.

    Узнавъ объ этой казни, учительница сошла съ ума. Приходъ Дыбенко ознаменовался, однако, не только этими убійствами, но и ограбленіемъ монастыря. Были похищены 4000 руб. денегъ и на 40 000 руб. процентныхъ бумагъ.

    Затѣмъ были забраны красноармейцами «на рубахи» завѣсы съ царскихъ вратъ; взято было въ большомъ количествѣ имущество архимандрита и братіи, какъ-то: платье, бѣлье, мебель и прочъ. Сапоги были сняты съ монаховъ и замѣнены лаптями. Взятъ былъ кромѣ того и монастырскій скотъ. Послѣ ухода Дыбенко вся церковная утварь и другія церковныя вещи оказались разбросанными по церкви; митра архимандрита валялась на полу сломанной. Похищены были антиминсъ и всѣ платки, хранившiеся въ ризницѣ.

    Во время своего пребыванія въ монастырѣ красноармейцы глумились надъ церковными обрядами; между прочимъ, они устроили «крестный ходъ», во время котораго одинъ изъ красноармейцевъ несъ въ рукахъ крестъ, а потомъ швырнулъ его съ бранью въ стѣну храма.

    Соколовскiй исполкомъ, вступившій послѣ отъѣзда Дыбенко въ завѣдываніе монастыремъ, назначилъ вѣдать монастырскимъ хозяйствомъ молодого крестьянина, Ѳеодора Балагуту, безъ вѣдома котораго затѣмъ уже ни одинъ монахъ не могъ выходить изъ монастыря. Балагута ходилъ по храму въ шапкѣ, съ папиросою въ зубахъ.

    Послѣ 2 февраля исполкомъ запретилъ въ монастырѣ церковныя службы и только черезъ мѣсяцъ вновь разрѣшилъ ихъ подъ вліяніемъ ходатайствъ окрестныхъ жителей. По приказанію исполкома изъ монастыря было увезено: 1000 пудовъ ржи, 35 пудовъ масла, 700 пудовъ пшеницы, около 100 пудовъ соли, 50 пудовъ пшена, 100 пудовъ овса, 10 пудовъ меда, 27 фунтовъ воска, быкъ, лошади, свиньи, сбруя и экипажи.

    Пострадалъ отъ большевиковъ и находящійся около «Спасова скита» Храмъ Христа Спасителя, выстроенный у станціи Борки на мѣстѣ крушенія царскаго поѣзда. Въ этомъ храмѣ большевики отряда Дыбенко похитили антиминсъ и напрестольный крестъ, сдвинули съ мѣста и опрокинулъ престолъ, порезали шашками нижнюю одежду престола, взяли напрестольные платки и катапетасмы, изъ которыхъ одну разорвали на куски.

    фото

    Все изложенное удостовѣрено показаніями свидѣтелей, допрошенныхъ въ порядкѣ, установленномъ Уставомъ Уголовнаго Судопроизводства.

    Предсѣдатель Особой Комиссіи Мейнгардтъ

    Приложеніе

    фото

    Протоколъ

    1919 года іюля 16 дня, г. Харьковъ. Временный членъ Особой Комиссіи по разслѣдованію злодѣяній большевиковъ, учрежденной при Главнокомандующемъ вооруженными силами на Югѣ Россіи допрашивалъ въ качествѣ свидѣтеля, съ соблюденіемъ 443-ей статьи Устава уголовнаго судопроизводства, нижепоименованнаго, и онъ показалъ:
    Машкевичъ Николай Акимовичъ, 45 лѣтъ,
    православный, подъ судомъ не былъ, живу въ
    Харьковѣ по Мироносицкой ул., д. 79, кв. 2,
    товарищъ Прокурора Харьковской Судебной Палаты
    Въ понедѣльникъ на Страстной недѣлѣ въ этомъ году мнѣ довелось быть на ст. Чаплино, гдѣ пришлось прождать около двухъ сутокъ, чтобы добиться возможности выѣхать оттуда въ Харьковъ.

    Во время этого вынужденнаго сидѣнія на ст. Чаплино, гдѣ скопилось громадное количество публики, ожидавшей подобно мнѣ возможности хоть какъ-нибудь добраться къ Свѣтлому Празднику домой, мнѣ пришлось наблюдать слѣдующее.

    Въ понедѣльникъ Страстной недѣли, около 2 часовъ дня, когда я сидѣлъ въ одной изъ теплушекъ-вагоновъ, находившихся въ составѣ поѣзда, который долженъ былъ отойти по направленію къ ст. Синельниково, я услыхалъ возгласъ среди пассажировъ: «Смотрите, смотрите!».

    При этихъ возгласахъ я увидѣлъ, что по станціонному перрону группа молодежи красноармейской ведетъ куда-то старика священника, на груди у котораго я замѣтилъ наперсный крестъ, а на головѣ камилавку. Красноармейцы вели священника съ шумомъ и веселыми возгласами.

    Такъ какъ это шествіе я видѣлъ въ просвѣтѣ между вагонами другого состава, стоявшимъ между нашимъ поѣздомъ и станціей, то наблюдать мнѣ эту картину пришлось недолго.

    По поводу наблюдаемаго тотчасъ начались разговоры среди пассажировъ, изъ которыхъ я узналъ слѣдующее: на станцію явился указанный выше священникъ, фамилію котораго я такъ и не смогъ узнать, съ какимъ-то человѣкомъ. Когда они находились въ станціонномъ залѣ, какая-то еврейка заявила совѣтскимъ властямъ, что у нея якобы похищены продукты: творогъ и масло, причемъ высказала подозрѣніе въ этомъ похищеніи на человѣка, пришедшаго вмѣстѣ со священникомъ.

    По словамъ разсказывавшихъ якобы среди вещей этого человѣка былъ обнаруженъ свертокъ съ творогомъ и масломъ еврейки, послѣ чего у неизвѣстнаго былъ произведенъ личный обыскъ, причемъ было обнаружено 50 000 руб. деньгами и пара офицерскихъ погонъ.

    Тогда этого человѣка красноармейцы увели на станцію и тамъ, раздѣвъ его, стали пытать, избивая шомполами, а затѣмъ изрубили его на части, причемъ обнаженный и истерзанный трупъ оставили на мѣстѣ убійства, вырѣзавъ предварительно на тѣлѣ лоскуты кожи и замѣнивъ ихъ погонами на плечахъ.

    Когда уводили неизвѣстнаго на казнь, по словамъ разсказывавшихъ, священникъ заявилъ въ защиту неизвѣстнаго, что послѣдній его родственникъ, причемъ этого оказалось достаточно, чтобы со священникомъ поступили также, какъ и съ неизвѣстнымъ.

    Дѣйствительно, не прошло и получаса, какъ по тому же перрону, но въ обратную сторону та же толпа красноармейцевъ съ шумомъ и веселыми возгласами несла одежду священника. Для меня было ясно, что священника постигла та же участь, что и неизвѣстнаго, что и подтвердилось разсказами нѣкоторыхъ пассажировъ изъ нашего вагона, ходившихъ смотрѣть на казнь.

    По ихъ разсказамъ, священника раздѣли и стали избивать шомполами, запрещая ему молиться, когда онъ дѣлалъ къ тому попытки, а затѣмъ порубили его шашкой. Среди ходившихъ смотрѣть на казнь были и красноармейцы и «коммунисты», сидѣвшіе въ нашемъ вагонѣ.

    Ихъ разсказъ о казни священника, по-видимому, своей циничностью доставлялъ имъ большое удовольствіе. Захлебываясь отъ восторга, они цинично разсказывали, какъ священникъ страдалъ отъ ударовъ шомполами по обнаженному тѣлу, какъ «ловко» билъ его матросъ «по брюху», когда онъ переворачивался отъ ударовъ по спинѣ на спину.

    Одинъ изъ «коммунистовъ» между прочимъ разсказывалъ, что первый изъ приступившихъ къ избіенію шомполами священника, неудачно наносилъ удары, вслѣдствіе чего его смѣнилъ матросъ, который заявилъ, что онъ уже много истребилъ «буржуевъ, поповъ и контрреволюціонеровъ», и который дѣйствительно, по словамъ разсказывавшаго, проявилъ особенную ловкость въ избіеніи шомполами и рубкѣ шашкой.

    По его словамъ первый ударъ шомполомъ матроса пришелся по шеѣ священника, и послѣ этого удара брызнула кровь изъ разсѣченной раны.

    Трупъ священника, какъ и неизвѣстнаго, оставался на мѣстѣ казни и его не разрѣшали убрать. Я не ходилъ смотрѣть на тѣла казненныхъ и передаю со словъ очевидцевъ. Показанія писалъ собственноручно.

    Николай Акимовичъ Машкевичъ.

    Копія послѣдней страницы протокола

    фото

    Помочь, проекту
    "Провидѣніе"

    Яндекс-кошелёк - 41001400500447

    Сбербанк России - 42307810967103770360

    фото
    Застолби свой ник!

    Источник — http://www.virtus-et-gloria.com/

    Просмотров: 167 | Добавил: providenie | Рейтинг: 3.0/2
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 39

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году