Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2015 » Ноябрь » 5 » • Как русский язык стал советским? •
17:52
• Как русский язык стал советским? •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • В рамках этой реформы
  • При Временном
  • Факты об исконном русском
  • Сатанократия в России
  • Нѣтъ готовыхъ рецептовъ
  • Сатанинская природа
  • Существованіе «внѣ закона»
  • Бѣлый духъ
  • Прописная истина
  • Помочь, проекту "Провидѣніе"
  • Предисловие

    10 октября 1918 года декретом Совнаркома «О введении новой орфографии» в бывшей России были установлены новые правила правописания, разработанные Народным комиссариатом просвещения. 13 октября данный декрет за подписью замнаркома просвещения М. Покровского и управделами совнаркома В. Бонч-Бруевича был опубликован в газете «Известия» и стал непреложным руководством к действию. Все типографии, издательства, учебные заведения обязаны были срочно перейти на новое правописание.

    Современный российский 33-х буквенный алфавит появился в результате реформы, проведённой знаменитым коммунистическим деятелем Анатолием Луначарским, который не просто стремился разрушить русский язык, как его знали и понимали А.С. Пушкин и Н.В. Гоголь, а заменить его латиницей, к чему он пламенно призывал в своей знаменитой статье «К латинизации русского алфавита», напечатанной в «Красной газете» от 07.01.1930 года.

    По его мнению, именно вождь революции И. Ленин мечтал о том, что русские будут писать латинскими буквами, «в более спокойное время, когда мы окрепнем». Однако этот безумный проект не был реализован, а вот «реформа Луначарского» утвердилась и стала родной для сотен миллионов советских русскоязычных. Так в чём же суть данной реформы?

    В рамках этой реформы

    В рамках этой реформы в правила русского правописания был внесён ряд изменений и сокращено количество букв. Из азбуки исключались буквы Ѣ (ять), Ѳ (фита), І («и десятеричное»); вместо них должны употребляться, соответственно, Е, Ф, И.

    Вместе с тем, буквы были лишены названий и искажены произношения некоторых из них. Реформы Луначарского 1918 гг. нанесли огромный вред русскому языку. В первую очередь тем, что из языка образов, где каждая буква несёт свой глубокий Образ, он превратился в язык безобразный — чисто фонетический, в котором буквы есть лишь обозначение звуков.

    Исключался твёрдый знак (Ъ) на конце слов и частей сложных слов, но сохранялся в качестве разделительного знака (подъём, адъютант); изменялось правило написания приставок на з/с: теперь все они (кроме собственно с-) кончались на с перед любой глухой согласной и на з перед звонкими согласными и перед гласными (разбить, разораться, разступиться → разбить, разораться, но расступиться); в родительном и винительном падежах прилагательных и причастий окончания -аго, -яго заменялось на -ого, -его (например, новаго → нового, лучшаго → лучшего, ранняго → раннего), в именительном и винительном падежах множественного числа женского и среднего родов -ыя, -ія — на -ые, -ие (новыя (книги, изданія) → новые); словоформы женского рода множественного числа онѣ, однѣ, однѣхъ, однѣмъ, однѣми заменялись на они, одни, одних, одним, одними; словоформа родительного падежа единственного числа ея (нея) — на её (неё).

    В последних пунктах реформа, вообще говоря, затрагивала не только орфографию, но и орфоэпию и грамматику, так как написания онѣ, однѣ, ея (воспроизводившие церковно-славянскую орфографию) отражали правильное русское произношение, особенно это видно в поэзии (там, где участвовали в рифме: онѣ/женѣ у Пушкина, моя/нея у Тютчева и т. п.).

    В документах орфографической реформы 1917—1918 гг. ничего не говорилось о судьбе редкой и выходящей из практического употребления ещё до 1917 года буквы Ѵ (ижицы); на практике после реформы она также окончательно исчезла из алфавита.

    Однако необходимо отметить, что сама реформа обсуждалась и готовилась задолго до её практического проведения. Впервые она оформилась в виде «Предварительного сообщения» Орфографической подкомиссии при Императорской Академии наук под председательством А.А. Шахматова (1904). В 1911 году особое совещание при Академии наук в общем виде одобрило работы предварительной комиссии и вынесло по этому поводу свою резолюцию: детально разработать основные части реформы; соответствующее постановление было опубликовано в 1912 году.

    С этого времени появляются единичные издания, напечатанные по новой орфографии. Но Государь Император Николай Второй выступил против поспешного проведения реформы русского языка, не видя в ней острой необходимости, а доводы поддерживающие реформу посчитал не обоснованными.

    Так, теперь мы можем отчетливо сказать, что упрощение языка не привело к упрощению изучения русского языка. Правила продолжают изменяться, и упрощаться, но всё равно не дают желанного результата.

    При Временном Правительстве

    Официально реформа была объявлена ещё при Временном Правительстве 11 (24) мая 1917 года в виде «Постановлений совещания по вопросу об упрощении русского правописания», а 17 (30) мая на основании указанных материалов Министерство народного просвещения Временного правительства предписало попечителям округов немедленно провести реформу русского правописания; ещё один циркуляр вышел 22 июня (5 июля) Декретом за подписью советского Народного комиссара по просвещению А.В. Луначарского, опубликованным (без даты) 23 декабря 1917 года (5 января 1918 года), «всем правительственным и государственным изданиям» (среди прочих) предписывалось с 1 января (ст. ст.) 1918 года «печататься согласно новому правописанию».

    С нового года (по ст. ст.), первый номер официального органа печати СНК газеты «Газета Временнаго Рабочаго и Крестьянскаго Правительства» вышел (равно как и последующие) в реформированной орфографии, в точном соответствии с изменениями, предусмотренными в Декрете (в частности, с использованием буквы «ъ» в разделительной функции). Однако, прочая периодическая печать на территории, контролируемой большевиками, продолжала выходить, в основном, в дореформенном исполнении; в частности, официальный орган ВЦИК «Известия» ограничился лишь неиспользованием «ъ», включая и в разделительной функции (заменяя букву апострофом); так же печатался партийный орган газета «Правда».

    «Декрет о введении новой орфографии» (с 15 октября того же года) за подписью Луначарского от 10 октября 1918 года, опубликованный в «Известиях» 13 октября, возымел фактическое действие, хотя и с опозданием: «Известия» перешли на новое правописание с 19 октября того же года, в заглавии газеты — после 25 октября; «Правда» также перешла на новую орфографию с 19 октября (№ 226 — не все материалы).

    Ниже приводится отрывок из статьи А. Луначарского «Латинизация русской письменности» от 9 января 1930 года:

    «…В связи со всем этим, невольно возникает вопрос и о латинизации нашего русского шрифта. Припомним прежде всего, как произошла и та, довольно солидная реформа письменности, которая была проведена непосредственно после Октябрьской революции, и которая возбуждает до сих пор скрежет зубовный у эмигрантов. Потребность или сознание необходимости облегчить нелепый,отягченный всякими историческими пережитками, до-революционный алфавит, возникла у всех, мало-мальски культурных людей.

    В Академии Наук шла подготовительная работа. Кадетский министр Мануйлов, опираясь на работу комиссии академика Шихматова, уже подготовил введение нового алфавита, именно того типа, который был на самом деле введен советским правительством. Советское правительство прекрасно отдавало себе отчет в том, что при всей продуманности этой реформы, в ней было по самой половинчатости своей что-то, так сказать, «февральское», а не октябрьское. Я, конечно, самым внимательным образом советовался с Владимиром Ильичем Лениным перед тем, как ввести этот алфавит и это правописание. Вот что по этому поводу сказал мне Ленин. Я стараюсь передать его слова возможно точнее.

    «Если мы сейчас не введем необходимой реформы — это будет очень плохо, ибо и в этом, как и в введении, например, метрической системы, григорианского календаря, мы должны сейчас же признать отмену разных остатков старины. Если мы наспех начнем осуществлять новый алфавит или наспех введем латинский, который, ведь, непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т. д.

    Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно. Против академической орфографии, предлагаемой комиссией авторитетных ученых, никто не посмеет сказать ни слова, как никто не посмеет возражать против введения метрической системы григорианского календаря. Поэтому вводите ее (новую орфографию) поскорее. А в будущем можно заняться, собрав для этого авторитетные силы, и разработкой вопросов латинизации. В более спокойное время, когда мы окрепнем, все это представит собой незначительные трудности».

    Такова была инструкция, которая дана была нам вождем. После этого, мы немедленно, законодательным путем ввели новую орфографию. Увы, оказалось не так то легко провести его в жизнь. На декрет, можно сказать, никто даже и ухом не повел и даже наши собственные газеты издавались по старой орфографии.

    Я помню, как после выхода в свет номера «Правды», напечатанной по новой орфографии, один доктор прибежал ко мне и заявил: «рабочие не хотят читать «Правды» в этом виде, все смеются и возмущаются».

    Революция, однако, шутить не любит и обладает всегда необходимой железной рукой, которая способна заставить колеблющихся подчиниться решениям, принятым центром…»

    Факты об исконном русском языке

    В древнерусском алфавите буква Х называлась «хер». Отсюда произошло слово «похерить» в значении «перечеркнуть что-то на бумаге крестом». И лишь впоследствии это слово приобрело современное значение: «испортить», «потерять».

    фото

    Почти все слова русского языка, начинающиеся с буквы «а», — заимствованные. Существительных русского происхождения на «а» в современной речи очень мало — это слова «азбука», «аз», «авось».

    Кстати, любопытно, что почти все слова, корни которых пишутся через "ѣ", являются исконно русскими (кроме иностранных названий народов, вроде "индѣец"). В корнях иностранных слов "ѣ" никогда не писался.

    Молитва «Господи, помилуй!» на греческом языке произносится как «Кирие Элейсон». Когда христианство появилось на Руси из Византии, все богослужения проходили именно на греческом, что было непонятно простым людям. Особо часто повторяемая фраза «Кирие Элейсон» трансформировалась народом в слово «куролесить» в значении «делать что-то бессмысленное и загадочное». Позже смысл этого слова изменился, и сейчас оно означает «озорничать, проказничать».

    В школе изучают шесть падежей русского языка, однако различные нюансы словообразования позволяют сказать, что в русском языке как минимум десять падежей. Во фразе «Чего тебе надобно, старче?» последнее слово — это звательный падеж слова «старик». «Кусочек сахару», «головка чесноку» — это примеры употребления слов в количественно-отделительном, или втором родительном падеже. У ряда слов есть две формы предложного падежа, например, «о шкафе» и «в шкафу» — для второго случая говорят о местном падеже. Также у некоторых слов может образовываться исходный падеж, когда речь идёт о месте начала движения — например, «вышел из лесу».

    Слова бык и пчела — однокоренные. Дело в том, что в произведениях древнерусской литературы слово пчела писалось как «бъчела». Чередование гласных ъ / ы объясняется происхождением обоих звуков из одного индоевропейского звука U. Если вспомнить диалектный глагол бучать, имеющий значения «реветь, гудеть, жужжать» и этимологически родственный словам пчела, букашка и бык, то становится ясным, каково же было общее значение этих существительных — производящий определённый звук.

    В названии романа Льва Толстого «Война и мир» слово мир употреблено как антоним войне (дореволюционное «миръ»), а не в значении «окружающий мир» (дореволюционное «мiръ»). Все прижизненные издания романа выходили именно под названием «Война и миръ», и сам Толстой писал название романа по-французски как «La guerre et la paix». Однако из-за опечаток в разных изданиях в разное время, где слово написали как «мiръ», до сих пор не утихают споры об истинном значении названия романа.

    Сатанократия в России

    8/21 сентября значится въ календарѣ русскихъ національныхъ праздниковъ какъ День Русской государственности, которая началась въ 862 году отъ Р.Х. призваніемъ на Русь варяговъ и закончилась въ 1917 году отъ Р.Х., когда нѣкто Ульяновъ по кличкѣ «ленинъ» и его пейсатая банда подъ названіемъ «совнаркомъ» объявили объ отмѣнѣ всѣхъ законовъ Россійскаго государства, тѣмъ самымъ юридически завершивъ его ликвидацію, начатую еще 2 марта того же 1917 года.

    фото

    Съ тѣхъ поръ это праздникъ сталъ имѣть для Русскаго человѣка горькій привкусъ, ибо приходится отмѣчать годовщину основанія того, чего больше не существуетъ въ природѣ. И лишь твердая надежда на то, что придетъ время, когда эта государственность будетъ возстановлена, не даетъ намъ забывать объ этомъ днѣ рожденія Россіи, такъ символично совпадающимъ съ праздникомъ Рождества Пресвятой Богородицы, покровъ Которой долго хранилъ наше Отечество, и съ днемъ побѣды въ Куликовской битвѣ, которую тоже слѣдуетъ считать своего рода днемъ рожденія — днемъ рожденія Русскаго народа, какъ единаго національнаго организма.

    Послѣ 1917 года было двѣ попытки возстановить Русскую государственность — въ 1918-1922 и въ 1941-1945 годахъ, и обѣ онѣ закончились неудачей. Въ этихъ попыткахъ погибъ весь цвѣтъ русскаго народа, а немногочисленные его остатки растворились въ чужеродной біомассѣ совѣтскихъ унтерменшей, порожденныхъ уже новой, послереволюціонной антирусской «государственностью», если вообще этимъ словомъ можно назвать тотъ чудовищный аппаратъ насилія надъ человѣческими душами и тѣлами, который создали разрушители Россiи.

    И вотъ среди этого малаго остатка вѣрныхъ, который нынѣ и есть собственно Россія, нѣтъ, навѣрное, болѣе жгучаго и злободневнаго вопроса, чѣмъ вопросъ о томъ, какъ и на какихъ путяхъ возможно возстановить утраченную нами Русскую государственность. Ни одинъ другой вопросъ, будь то соціальный, историческій, религіозный или еще какой, не волнуетъ и не охватываетъ такого количества русскихъ людей, какъ этотъ. Безъ преувеличенія онъ является для насъ вопросомъ вопросовъ, отъ разрѣшенія котораго зависитъ все остальное.

    Нѣтъ готовыхъ рецептовъ

    Скажемъ сразу, что у насъ нѣтъ готовыхъ рецептовъ возстановленія Русской государственности, да и по нашему убѣжденію только идіоты могутъ сейчасъ, послѣ почти столѣтняго уничтоженія всего и вся, заявлять, что они обладаютъ такимъ рецептомъ. Но общіе принципы, которые должны лечь въ основу возрожденія нашего государства, мы можемъ и должны попытаться сформулировать.

    Эта задача упрощается тѣмъ, что въ этомъ направленіи уже продѣлана огромная работа выдающимися русскими умами послѣдняго столѣтія, среди которыхъ въ первую очередь мы бы выдѣлили архимандрита Константина (Зайцева). Поэтому отъ насъ требуется немногое: осмыслить это наслѣдіе, а также опытъ двухъ предыдущихъ попытокъ возстановить Россію и связать все это съ современной намъ дѣйствительностью.

    Прежде всего, надо ясно отдавать себѣ отчетъ въ томъ, какая «государственность», а точнѣе, какой духовно-политическій режимъ вотъ уже почти 100 лѣтъ существуетъ на территоріи уничтоженной Россіи. Именно по причинѣ абсолютнаго непониманія сущности этого режима 99% всѣхъ идей и плановъ по освобожденію страны и возстановленію Русскаго національнаго государства превращаются въ откровенное ребячество и рушатся едва ли не раньше, чѣмъ начинаютъ воплощаться въ жизнь. Поэтому стоитъ здѣсь процитировать упомянутаго архим. Константина (Зайцева), который исключительно точно обрисовалъ этотъ режимъ слѣдующими словами:

    «Завладѣли нашимъ Отечествомъ не какіе то злодѣи-грабители и преступники, въ своей аморальности обрѣтшіе такую силу, съ которой никому не удается справиться. То, что произошло, не нѣкій грандіозный соціально-политическій сдвигъ и не побѣда нѣкоего новаго могущественнаго міровоззрѣнія. Возникло нѣчто, человѣчествомъ не испытанное, что можно точно обозначить только однимъ словомъ: сатанократiя»

    Сатанократiя — это власть сатаны, и существующей нынѣ въ анти-Россіи режимъ есть по самой своей природѣ режимъ сатанинскій. Это надо увидѣть и осознать со всей возможной ясностью. Кто этого видѣть не хочетъ или понимать этого не желаетъ, тотъ фактически оказывается на сторонѣ этого режима и по существу работаетъ на него, даже если въ своихъ мысляхъ онъ и считаетъ себя противникомъ режима. Самая большая мечта сатаны, убѣдить людей въ томъ, что его не существуетъ, и если это достигнуто, то абсолютно любыя слова и поступки человѣка автоматически работаютъ на сатану и укрѣпляютъ его власть. Вотъ почему

    «безнадежна всякая борьба съ овладѣвшей Россіей властью, поскольку борьба не ведется въ планѣ духовно-просвѣтленномъ, то есть, поскольку борющiеся не понимаютъ, что они имѣютъ передъ собою потустороннюю силу Зла, подготовляющую человѣчество къ принятію Антихриста» (архим. Константинъ).

    Сатанинская природа

    Изъ пониманія сатанинской природы существующаго режима вытекаютъ нѣсколько практическихъ выводовъ.

    Первый изъ нихъ состоитъ въ томъ, что дѣйственное сопротивленіе этому режиму можетъ оказать только христіанинъ, почерпающiй силы для этого сопротивленія въ истинной Церкви Христовой, одолѣть которую сатана не въ состояніи. Поэтому вопросъ о принадлежности къ Церкви, вѣрности этой Церкви и способности отличать эту Церковь отъ всевозможныхъ поддѣлокъ подъ Нея (наподобіе сергіанской лже-церкви РПЦ-МП) это не есть лишь вопросъ личнаго спасенія человѣка, а одинъ изъ рѣшающихъ пунктовъ и предпосылокъ возстановленія Русскаго государства.

    Никакіе язычники, никакіе «русскіе» мусульмане, никакіе «православные» сергіане ничего этому режиму не смогутъ сдѣлать, и вообще по большему счету съ ними даже не стоитъ и разговаривать, т.к. все это историческій и духовный мусоръ, вольные или невольные служители сатанократiи, независимо отъ того, что они сами по этому поводу думаютъ.

    Второй практическій выводъ, вытекающій изъ сатанинской природы режима, заключается въ томъ, что никакая эволюція этого режима въ сторону улучшенія принципіально невозможна. Сатана окончательно закоснѣлъ въ грѣхѣ богоборчества и полностью потерялъ способность къ покаянію и улучшенію своей природы, посему и созданный имъ режимъ если и способенъ «эволюціонировать», то лишь въ сторону еще большаго осатаненiя и изобрѣтенія новыхъ, болѣе изощренныхъ формъ сатанократiи. О томъ, какими могутъ быть эти формы помимо традиціоннаго большевизма-коммунизма, пророчески написалъ еще полвѣка назадъ всё тотъ же архимандритъ Константинъ (Зайцевъ):

    «Въ кругъ совѣтчины могутъ быть вводимы не только родственныя ему явленія, какъ соціализмъ, солидаризмъ, націоналъ-соціализмъ, и т. д., но и демократизмъ, парламентаризмъ, либерализмъ и т. д. Вплоть до монархизма! Если реальностью стала лже-церковь, то почему не можетъ возникнуть лже-монархія?»

    Распознать всѣ эти новоявленныя формы антирусской «государственности», соблазняющія своей кажущейся «нормальностью» и даже будто бы «отрицаніемъ» большевизма, можно съ помощью слѣдующихъ простыхъ критеріевъ. Всѣ онѣ безъ исключенія обнаруживаютъ свое преемство отъ ленинскаго «совнаркома» и лже-государства подъ названіемъ СССР, и ни одна изъ нихъ не признаетъ себя юридическимъ преемникомъ Россійской Имперіи, Бѣлыхъ правительствъ и Комитета Освобожденія народовъ Россіи. Кромѣ того, всѣ онѣ находятся въ тѣсномъ взаимодѣйствіи съ красной лже-церковью РПЦ-МП, которая въ свою очередь считаетъ ихъ властями «отъ Бога» и возноситъ за нихъ свои богомерзкія молитвы.

    Наконецъ, третій практическій выводъ изъ вышеизложеннаго заключается въ томъ, что по своей доброй волѣ этотъ режимъ никогда не уйдетъ. Сатана вѣритъ только въ силу и признаетъ тоже только силу. Поэтому для ниспроверженія этого режима и возстановленія Русской государственности потребуется упорная борьба, формы которой будутъ зависѣть отъ конкретной исторической обстановки, но одно можно сказать съ полной увѣренностью: эта борьба никогда не будетъ идти въ рамкахъ такъ называемыхъ «законовъ» этого режима.

    Сатанократiя, еще въ 1917 сознательно отвергшая всѣ безъ исключенія божескіе и человѣческіе законы, по самой своей природѣ абсолютно беззаконна и не имѣетъ никакого права на существованіе. Признать ея «законы» и согласиться дѣйствовать въ ихъ рамкахъ, это значитъ потерять свое преемство съ законной исторической Россіей и тѣмъ самымъ обезсмыслить всю борьбу, превратить ее въ откровенный фарсъ, если не въ спектакль подъ чужой режиссурой.

    Съ моральной же точки зрѣнія такая «законная» борьба явилась бы прямымъ предательствомъ всѣхъ тѣхъ, кто умеръ какъ мученикъ или воинъ Христовъ, но не призналъ ни эту сатанинскую власть, ни ея такъ называемыхъ «законовъ». Необходимо понять, что пресловутая «легализація» чего бы то ни было въ условіяхъ режима это всегда отступничество, измѣна и отреченіе отъ исторической Россіи.

    Существованіе «внѣ закона»

    Вообще существованіе «внѣ закона» — это единственный возможный способъ существованія русскихъ людей подъ властью сатанократiи, ибо она, будучи воплощеннымъ беззаконіемъ, естественно, объявляетъ незаконнымъ все подлинно и истинное законное. По этому поводу умѣстно здѣсь ещё разъ процитировать архим. Константина:

    «Всѣ стороны жизни легально являемыя — вплоть до науки, искусства, вѣры — находятся не только подъ контролемъ, но и подъ непосредственнымъ руководствомъ сатанократiи: свободы нѣтъ ни въ чемъ, что носитъ характеръ легальности. Поскольку люди живутъ, проявляя свое нормальное человѣческое естество — они живутъ нелегально».

    Итакъ, высвобожденіе отъ ярма сатанократiи и возстановленіе Русскаго національнаго государства возможно только руками истинно-православныхъ христіанъ, и это высвобожденіе нельзя себѣ представить въ формѣ «эволюціи»; оно возможно только въ результатѣ борьбы внѣ рамокъ такъ называемыхъ «законовъ» сатанократiи, но, конечно, не внѣ рамокъ законовъ христіанской нравственности. Побѣдѣ надъ режимомъ можетъ содѣйствовать то, что русскіе мыслители и идеологи именовали словами «спасительная катастрофа» — война, экономическій коллапсъ, массовыя экологическія бѣдствія, расколъ правящаго режима на враждебные лагери и ихъ взаимное истребленіе и т. д. Общій принципъ здѣсь съ предѣльной ясностью формулируетъ всё тотъ же архимандритъ Константинъ (Зайцевъ):

    «Все, что идетъ на пользу сатанинской власти, воцарившейся въ Россіи, есть смерть. Къ жизни ведетъ то, что способствуетъ паденію совѣтской сатанократiи».

    Въ тѣсной связи со сказаннымъ выше мы должны разсматривать, оцѣнивать и использовать имѣющійся у насъ опытъ двухъ попытокъ сломить власть сатанократiи и возстановить Русскую государственность — Бѣлаго движенія эпохи Гражданской войны и Русскаго Освободительнаго движенія временъ Совѣтско-германской войны.

    Оба этихъ движенія, ставшія самыми яркими эпизодами продолжающейся вотъ уже 96 лѣтъ Русско-совѣтской войны, мы должны осмыслить не съ точки зрѣнія ихъ лозунговъ, идей, программныхъ документовъ, политическихъ платформъ, законодательныхъ иниціативъ, личныхъ качествъ вождей и другихъ историческихъ аспектовъ. Не это для насъ цѣнно въ этихъ движеніяхъ, точнѣе сказать, цѣнно лишь въ ту мѣру, въ какую оно выражало суть послѣднихъ.

    Суть же Бѣлаго движенія заключается въ томъ, что оно есть движеніе абсолютной непримиримости къ сатанократiи. Непримиримость къ сатанѣ и его земнымъ слугамъ здѣсь доведена до абсолюта, вопросъ въ прямомъ смыслѣ слова ставится такъ: или они или мы. Или мы будемъ ходить по этой землѣ, а сатанократы и ихъ прислужники исчезнутъ съ ея лица безвозвратно, или же, наоборотъ, ее будутъ терзать побѣдившіе сатанократы, а мы въ этомъ случаемъ не посрамимъ земли Русской и ляжемъ въ нее костьми, но наше совмѣстное существованіе съ сатанистами на Русской землѣ невозможно.

    Здѣсь долженъ остаться только кто-то одинъ. Въ этомъ смыслѣ Бѣлое движеніе есть движеніе глубоко христіанское, оно категорически не признаетъ никакихъ компромиссовъ, соглашеній, «мирныхъ сосуществованiй» и примиреній съ сатаной. Только безпощадная война до побѣды или до смерти, которая въ этомъ случаѣ для христіанина равносильна побѣдѣ.

    Бѣлый духъ

    Вотъ на этотъ Бѣлый духъ абсолютной непримиримости къ сатанократiи и слѣдуетъ равняться любому, кто желаетъ возстановленія Русскаго государства. Этотъ духъ слѣдуетъ культивировать и именно его требуется унаслѣдовать отъ Бѣлаго движенія, тогда какъ со всѣмъ прочимъ его историческимъ наслѣдіемъ можно безъ особаго ущерба разстаться. Это лишнее наслѣдіе способно при опредѣленныхъ обстоятельствахъ даже затемнять суть Бѣлаго дѣла, уводить человѣка на ложные пути, запутывать его въ ворохѣ несущественнаго.

    Всему этому вторичному наслѣдію мѣсто на архивныхъ полкахъ, тогда какъ суть Бѣлаго движенія рановато сдавать въ архивъ или помѣщать въ нѣкій музей антибольшевистской борьбы. Она не музейный экспонатъ и ужъ тѣмъ болѣе не объектъ для различныхъ гешефтовъ.

    Какъ никогда ранѣе ощущается въ наши дни насущнѣйшая потребность въ этой бѣлой непримиримости, ибо ложь сатанократiи стала сейчасъ настолько изощренной и утонченной, что распознать ее и противостать ей способенъ только человѣкъ, чья чуткость ко лжи основывается на всѣохватной, абсолютной, тотальной непримиримости къ ней.

    Русское Освободительное движеніе Совѣтско-германской войны представляетъ живѣйшій интересъ нѣсколько съ другой стороны, чѣмъ движеніе Бѣлое. Въ своей непримиримости и ненависти къ сатанократiи оно не уступало Бѣлому движенію, почему участники послѣдняго нашли въ немъ достойное мѣсто и справедливо разсматривали его какъ продолженіе своей Бѣлой борьбы. Однако отличительной чертой Русскаго Освободительнаго движенія было то обстоятельство, что основную его массу составили люди, до опредѣленнаго момента вѣрно и послушно служившіе сатанѣ. Этой черты не было у Бѣлаго движенія, участники котораго сатанѣ никогда не подчинялись.

    Въ Русскомъ Освободительномъ движеніи, какъ и въ Бѣломъ движеніи, было много недостойнаго, ложнаго или сіюминутнаго, чѣмъ не стоитъ дорожить и отъ чего слѣдуетъ безъ сожалѣнія отказаться. Лишь отъ того, что составляетъ суть этого движенія, отказаться нельзя. А суть эта заключается въ томъ, что Русское Освободительное движеніе явило намъ примѣръ людей, которые нашли въ себѣ мужество отвергнуть рабскую покорность сатанократiи и отказались ей повиноваться.

    Передъ каждымъ изъ нихъ былъ поставленъ тотъ вопросъ, который мы слышимъ при совершеніи православнаго таинства Крещенія: «Отрицаешися ли сатаны, и всѣхъ дѣлъ его, и всѣхъ аггелъ его, и всего служенія его?» и каждый изъ нихъ безъ колебаній отвѣтилъ: «Отрицаюся». Этотъ ихъ внутренній духовный переворотъ съ переходомъ отъ служенія сатанѣ къ борьбѣ съ сатаной былъ поистинѣ христіанскій, и потому Русское Освободительное движеніе подобно Бѣлому есть движеніе глубоко христіанское. Разница лежитъ лишь въ томъ, что Бѣлое движеніе это движеніе вѣрныхъ, не смирившихся съ сатанократiей, тогда какъ Русское Освободительное движеніе это движеніе разорвавшихъ съ сатанократiей и сдѣлавшихся вѣрными.

    И въ этомъ своемъ качествѣ Русское Освободительное движеніе представляетъ для дѣла возстановленія Русскаго государства величайшую цѣнность. Для сверженія сатанократiи требуется нѣкоторая критическая масса русскихъ истинно-православныхъ христіанъ, способныхъ и желающихъ дѣйствовать. Число таковыхъ людей въ настоящее время настолько ничтожно, что они абсолютно не въ состояніи хоть какъ то воспрепятствовать сатанократiи творить свое злое дѣло.

    Численный приростъ русскихъ людей, который является абсолютно необходимымъ для побѣды, можетъ быть достигнутъ только за счетъ обращенія къ истинѣ нѣкоторой части русскоязычной біомассы, нынѣ затопляющей малочисленное русское меньшинство и парализующей всѣ его усилія. Добиться обращенія этой части можно лишь послѣдовательной и настойчивой апологіей Русскаго Освободительнаго движенія, которое даетъ этой біомассѣ наглядный примѣръ того, какъ надо поступать.

    Разумѣется, мы не строимъ здѣсь никакихъ иллюзій, отлично понимая, что основная часть современныхъ русскоязычныхъ настолько глубоко отождествила себя съ сатанократiей, что считаетъ жизнь при сатанократическомъ режимѣ не только нормальной, но и единственной возможной. Но если указанное обращеніе хотя бы части «россіянъ» еще возможно и достижимо, то только на примѣрѣ Русскаго Освободительнаго движенія.

    Психологически нынѣшнему русскоязычному населенію это движеніе гораздо понятнѣе, чѣмъ Бѣлое движеніе, ибо Бѣлое движеніе есть движеніе людей, не принявшихъ ярма сатанократiи, тогда какъ Русское Освободительное движеніе есть именно движеніе людей подъяремныхъ, желающихъ отъ этого ярма освободиться.

    Проникнуться духомъ этого движенія человѣку, рожденному при сатанократiи, гораздо легче и проще, чѣмъ духомъ Бѣлаго движенія, психологія участниковъ котораго ему зачастую просто непонятна. Поэтому культивировать духъ Русскаго Освободительнаго движенія среди русскоязычнаго населенія бывшей Россіи есть прямой долгъ всякаго, желающаго возрожденія Русской государственности.

    Прописная истина

    Наконецъ, нужно напомнить ещё одну прописную истину, о которой постоянно забываютъ, когда заходитъ рѣчь о возстановленіи Русскаго національнаго государства. Истина эта состоитъ въ томъ, что такое возстановленіе возможно только на путяхъ покаянія. Безъ воли Божіей на землѣ ничего не совершается, и если сатанократiи попущено было восторжествовать на русской землѣ, то, конечно, исключительно потому, что грѣхи русскаго народа сдѣлали это возможнымъ.

    Безъ покаянія въ этихъ грѣхахъ никакая борьба съ сатанократiей не будетъ успѣшной и ни о какомъ возрожденіи Русскаго государства въ этомъ случаѣ нельзя даже и мечтать. Русскому человѣку надо, наконецъ, осознать, что причины паденія и гибели Русской государственности не въ дѣятельности жидовъ, совковъ, инородцевъ и иностранцевъ, а въ нашихъ собственныхъ грѣхахъ. Одолѣть сатанократiю безъ покаянія въ нихъ невозможно, ибо сатанократiя и появилась какъ наказаніе за эти грѣхи.

    Кореннымъ среди этихъ грѣховъ, который въ должной мѣрѣ не осознанъ, не оплаканъ и какъ слѣдствіе не изглаженъ изъ Книги Жизни, по-прежнему остается грѣхъ предательства Царя-Помазанника Божія на поруганіе и смерть. Подавляющее большинство остальныхъ общенародныхъ грѣховъ являются послѣдствіемъ этого основного грѣха. Пока будутъ продолжаться попытки такъ или иначе, прямо или косвенно оправдать или обѣлить этотъ грѣхъ, возстановленія Русской государственности никогда не произойдетъ.

    Ибо Русская государственность (и прошедшія 100 лѣтъ доказали это со всей непреложностью), можетъ существовать только въ формѣ православной монархіи. Поэтому, кто не видитъ грѣха въ сверженіи или въ попустительствѣ сверженію этой формы власти, тотъ никогда не удостоится увидѣть и сверженія сатанократiи, замѣнившей богоустановленную Царскую власть.

    Все это подводитъ насъ къ слѣдующему, заключительному выводу. Русское національное самосознаніе допускаетъ существованіе различныхъ формъ власти, какъ переходныхъ ступеней отъ сатанократiи къ монархіи, но оно категорически отрицаетъ какую бы то ни было ихъ самоцѣнность.

    Отказаться отъ своей традиціонной національной идеологіи, выраженной въ тріединой формулѣ «Православіе, Самодержавіе, Народность», мы не можемъ ни при какихъ обстоятельствахъ, ибо эта идеологія не есть плодъ кабинетныхъ теоретиковъ, а выросла изъ самой жизни и является квинтэссенціей историческаго бытія Русскаго народа. Желающимъ замѣнить эту идеологію на что-то иное, неизбѣжно придется вслѣдъ за большевикамъ начать искусственно выращивать какой-то иной народъ и замѣнять имъ народъ Русскій, ибо послѣдній, пока онъ будетъ сохранять свою національную идентичность, никакую другую идеологію не приметъ.

    Намъ уже хватаетъ рожденныхъ въ совѣтскомъ инкубаторѣ безобразныхъ «совковъ» и «россіянъ», среди которыхъ невозможно ни жить, ни дышать, поэтому въ очередномъ идеологическомъ мутантѣ мы рѣшительно не нуждаемся. Поэтому желающіе возстановленія Русской государственности должны перестать носиться съ различными идеологическими фантазіями и химерами, со всѣми этими «евразiйствами», «казакiйствами», «залѣсскими республиками», «русскими фашизмами» и прочими «миѳами XX вѣка», а вернуться къ своей исторической идеологіи, творчески ее переосмыслить и развить.

    Только на указанныхъ выше путяхъ Русская національная государственность можетъ быть возстановлена, если, конечно, для этого еще есть время и есть на это воля Божія. Если же нѣтъ, то значитъ міръ идетъ къ своему концу, и остается лишь позаботиться о томъ, чтобы не оказаться внѣ того узкаго круга послѣднихъ христіанъ, которымъ будетъ дано устоять и остаться вѣрными истинному Богу даже передъ лицомъ Антихриста.

    Помочь, проекту
    "Провидѣніе"

    фото

    Помочь, проекту Провидѣніе © 2009, Вы, можете, оказав перечислив небольшой благодарственный платёж на:

    Яндекс-кошелёк - 41001400500447

    фото

    Сбербанк России - 42307810967103770360

    фото

    Действительны только эти реквизиты

    С ув., автор проекта providenie.narod.ru

    фото

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    фото
    Застолби свой ник!

    Источник — http://virtus-et-gloria.com/

    Просмотров: 215 | Добавил: providenie | Рейтинг: 3.0/2
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 40

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году