Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Одежда от "Провидѣнія"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2015 » Октябрь » 8 » • Непроглядная тьма, свирепая и грозная •
18:30
• Непроглядная тьма, свирепая и грозная •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Преступления СССР
  • РПЦЗ на смерть Сталина
  • Более полувека назад
  • О причудливой лояльности
  • Политика разложения церкви
  • Вне стен храма
  • Вопреки системе
  • Груз предрассудков и заблуждений
  • РПЦ МП: на службе КГБ/ФСБ
  • Помочь, проекту "Провидѣніе"
  • Предисловие

    Вот психологический (скорее- мистический) комментарий Даниила Андреева к портрету Сталина кисти Бродского(портрет работы П.Филонова-ред.): -----"Тридцать лет повсеместно маячил перед нами портрет этого существа ... Нельзя было сделать ни шага, чтобы не встретить его справа, слева или впереди. И трудно освободиться от привычки к этому лицу, от множества ассоциаций, вызываемых у нас при его виде, и взглянуть на эти черты непредубежденно.

    На большинстве портретов глаза вождя слегка сощурены, как бы полуприкрыты чуть-чуть припухшими веками. Иногда – это гримаса, которая должна имитировать добродушно-хитрую усмешку, как у Ленина, иногда же это похоже на напряженное всматривание вдаль.

    Лишь на известном портрете, принадлежащем кисти Бродского, глаза раскрыты так, как надлежит быть: НЕПРОГЛЯДНАЯ ТЬМА, СВИРЕПАЯ И ГРОЗНАЯ, смотрит оттуда. Густые волосы, зачесанные назад, скрывают ненормальность черепа, а знаменитые усы смягчают слишком разоблачающую линию гyб.

    Впрочем, усы и сами по себе вносят немаловажный оттенок: оттенок какой-то пошловатой примитивности, как если бы обладатель гордился своей мужской грубостью и сам культивировал ее в себе. Узкий в детстве овал лица давно заменился четко очерченным квадратом: это объясняется развившейся с годами сокрушительной мощью челюстей, способных, кажется, перемолоть камни.

    Неимоверная воля отпечаталась на этом лице и столь же безграничная самоуверенность. Ни единой черты, говорящей не то чтобы об одухотворенности, но хотя бы о развитой интеллигентности. Только убийственную хитрость в сочетании с непонятной тупостью можно разглядеть в этих чертах, да еще нечто, вызывающее недоумение и тревогу: череп! череп!

    Что вмещают эти необычайные выпуклости головы, что обозначают эти уникальные пропорции? Хитрость, воля, тупость, бесчеловечность – ведь таких свойств недостаточно, чтобы оставить в истории такой след, какой оставил он. Должны быть налицо и дарования высшего порядка.

    Может быть, о них свидетельствует то, что на портрете не может быть запечатлено – голос, тембр, дикция? Но все мы, его современники, слышали этот лишенный вибраций, выхолощенный от нюансов, медлительный и тупой голос автомата, эту дикцию восточного человека, так до конца жизни и не сумевшего овладеть правильным русским языком.

    Кто же это? Неужели и вправду идиот?

    Но когда и где, кроме города Глупова, идиот становился полновластным правителем, и притом в огромном государстве? становился не по праву наследования, а собственными усилиями? Ведь для того, чтобы захватить власть и после этого три десятилетия единолично править исполинской державой, заставляя дрожать все континенты, – для этого нужно обладать и кое-чем другим, кроме идиотизма."

    Преступления СССР против материнства и детства: в 1927 году 48% всех обитателей тюрем и лагерей составляли подростки и юноши в возрасте от 16 до 24 лет

    В последнее время СМИ Российской Федерации взяли на вооружение пропагандистский миф об ужасных судьбах детей, оказавшихся в лапах различных «фашистов» и «националистов», которые самыми извращенными способами терзали и пытали детей, но при этом упорно умалчивают о преступлениях СССР, от которых стынет кровь в жилах. Ведь в СССР не только расстреливали детей в военное и мирное время, но и ссылали в систему Главного Управления Лагерей ОГПУ–НКВД, или по другому — ГУЛАГ, обрекая их на многолетние мучения и смерть от истощения и болезней.

    С самых первых минут своего существования советская власть начала сажать в тюрьмы и концлагеря детей и подростков не только за какие-либо уголовные преступления, но и для получения материальных и иных выгод.

    Особенно цинично это выглядело на фоне изданных Советом Народных Комиссаров (СНК) декретов от 14 января 1918 года и от 6 марта 1920 года, которые отменяли «суды и тюремное заключение для несовершеннолетних». К последнему году русско-советского противостояния на территории России — Гражданской войны, в ленинских концлагерях скопилось такое огромное количество детей, что потребовалась «разгрузка».

    Однако, к примеру, в концлагерях Тамбовской губернии в июле 1921 года даже после проведенной кампании по их «разгрузке», находилось свыше 450 детей-заложников в возрасте от одного года до 10 лет. В 1920-30-х годах ситуация только ухудшилась. В 1926 году в Уголовном Кодексе СССР была введена печально известная двенадцатая статья, позволявшая осуждать детей с двенадцатилетнего возраста за кражу, насилие и убийства.

    Затем последовало раскулачивание, унесшее жизни сотен тысяч крестьянских детей. Основная масса крестьянских семей в полном составе выселялась в отдаленные районы страны. Везли под конвоем, в скотских условиях.

    В одном из писем жителей Вологды председателю ЦИК СССР Калинину о высылке семей из Украины и Курска говорилось: кавычки3Отправляли их в ужасные морозы – грудных детей и беременных женщин, которые ехали в телячьих вагонах друг на друге, и тут же женщины рожали своих детей (это ли не издевательство); потом выкидывали их из вагонов, как собак, а затем разместили в церквах и грязных, холодных сараях, где негде пошевелиться.

    Держат женщин и детей полуголодными, в грязи, во вшах, холоде и голоде, и здесь находятся тысячи, брошенные на произвол судьбы, как собаки, на которых никто не хочет обращать внимания…

    Лагеря наполнялись не только за счет присланных с семьями детей или пойманных беспризорников. Многие женщины рожали уже в самих лагерях, обрекая своего ребёнка на страшную участь. Большинство таких детей не переживало и нескольких недель.

    Так, к примеру, в знаменитой системе КАРЛАГа, куда входило множество лагерей и зон особого назначения (особлагов) образовалось целое огромное детское кладбище, равное 20 стадионам. Выживших передавали в детские дома.

    Уже на тот момент ГУЛАГ объединил в себе 53 лагеря с тысячами лагерных отделений и пунктов, 425 колоний, 50 колоний для несовершеннолетних, 90 «домов младенца».

    21 марта 1939 года Берия сообщил Молотову о том, что в «…исправительно-трудовых лагерях у заключенных матерей находятся 4.500 детей ясельного возраста», которых предлагал изъять у матерей и впредь придерживаться подобной практики. Детям начали присваивать новые имена и фамилии.

    О советских детских домах для врагов народа свидетель вспоминал: кавычки3В 8 лет нас перевели в Компанейский детский дом. Воспитатели у нас хлеб отбирали. Зимой не топили. Детей мы сами мертвых выносили.

    Много умерло. Хоронили детей в деревянных бочках. Гробов на них не выделяли. Мы были детьми врагов народа, нас было не жалко… Рабский труд детей оказался востребован. Советские палачи изначально предполагали «исправлять трудом» тех детей, которые были к нему пригодны.

    Многие из таких детей попадали на равных правах в исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ), где вынуждены были в 12-13 лет давать норму взрослого человека, о чём к примеру свидетельствуют приказы «По норильскому строительству и ИТЛ НКВД» от 21 июля 1936 года и 4 февраля 1940 года.

    Смерть таких «работников» обычно списывалась на попытку побега, что давало охране возможность подзаработать «премиями». К 1940-му году положение советских рабов ухудшилось. Еще до начала Советско-германской войны СНК издал декрет от 10 декабря 1940 года, который предусматривал расстрел детей начиная с 12 лет за «повреждение …

    железнодорожных или иных путей». Также до начала войны был издан знаменитый Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года, на основании которого уже в 1941 году в ГУЛАГ потянули новую партию детей

    Заявление Синода Русской Православной Церкви Заграницей на смерть Сталина

    «Церковная Жизнь», Издание при Архиерейском Синоде РПЦЗ, №№ 3-4, март-апрель, 1953 год, сс. 63-65.

    Смерть Сталина - это смерть величайшего в истории гонителя веры Христовой. Преступления Нерона, Диоклетиана, Юлиана Отступника и др. нечестивцев бледнеют пред лицом его страшных деяний. Никто не может сравниться с ним ни в количестве жертв, ни в жестокости к ним, ни в лукавстве при достижении своих целей. Вся сатанинская злоба, казалось, воплотилась в этом человеке, который в еще большей степени чем фарисеи заслуживает названия сына дьявола.

    Православного человека особенно потрясает его подлинно сатанинская, жестокая и лукавая политика в отношении Церкви.

    Сначала попытка к уничтожению ее как через убийство выдающихся пастырей и верующих, так и через внутреннее разложение ее с помощью искусственно созданных расколов. Потом вынуждение искусственно подобранных ее возглавителей поклониться ему и всей руководимой им безбожной сиcтеме. И не только поклониться, но и восхвалять гонителя Церкви, как якобы ее благодетеля, пред лицом всего мира называя черное белым и сатанинское Божиим.

    Когда этого злейшего гонителя Церкви восхваляли падшие под тяжестью гонений архипастыри и пастыри при его жизни, это было знамением величайшегоунижения Церкви. Утешением для нас могло служить то, что ложь эта посрамлялась подвигом безчисленных безстрашных мучеников и тайных христиан, отвергших все соблазны Сатаны.

    Древние гонения тоже бывали причиной падения и иерархов и мирян. И в те времена бывали люди, которые, будучи не в силах выдержать мучения за Христа, или явно отрекались от Него, или делали вид, что приносят жертву идолам, окольными путями получая удостоверение в принесении жертвы, которую они на самом деле не приносили (либеллатики). Церковь осудила не только первых, но и вторых за их лукавое малодушие и отречение от Христа если не в сердце, то пред людьми.

    Но история Церкви не знает другого примера создания целой церковной организации, во главе с Патриархом и Собором, которая была бы основана на приклонении колен перед явным врагом Божиим и прославлении его как якобы благодетеля. Кровь миллионов верующих взывает к Богу, но этого как бы не слышит иерарх, именующий себя Патриархом всея Руси. Он униженно благодарит их убийцу и осквернителя бесчисленных церквей.

    Смерть Сталина привела этот соблазн к своему высшему кощунственному проявлению. Газеты сообщили, не только о поклонении Патриарха Алексея праху безбожного врага Христова, но и о совершении по нем панихид.

    Можно ли себе представить что-нибудь более кощунственное, чем панихида по Сталине? Можно ли нелицемерно молиться о том, чтобы величайшего от века гонителя веры и врага Божия Господь учинил “в раи, идеже лицы святых и праведницы сияют яко светила”. Воистину, молитва эта в грех и беззаконие не только по существу, но и формально, ибо Сталин, вместе с другими народными Комиссарами, был отлучен от Церкви Святейшим Патриархом Тихоном и сам Патриарх Алексей, как он ни кланялся перед Сталиным, никогда не решился объявить о снятии с него этой анафемы.

    Молитва об упокоении со святыми нераскаянного отлученного от Церкви грешника есть кощунственная ересь, ибо является исповеданием того, что якобы можно стяжать на небе Царство Божие, гоня и истребляя сынов его на земле во имя уничтожения самой веры в Бога. Это есть смешение Царства Божия с царством тьмы. Это не меньший грех, чем явное отречение от Христа, вера в Которого т.о. исповедуется как необязательная для приобщения к Его Царству.

    В этом акте Московской церковной власти получил самое яркое проявление тот лежащий в основе ее грех, который так убедительно с 1927 года отличали наши исповедники в России и поныне обличает наша Церковь заграницей.

    Более полувека назад СССР сбросил атомную бомбу на своих граждан: погибли 43 000 советских солдат

    Советские власти были намного гуманнее американских,поэтому сбрасывали атомные бомбы не на чужих граждан, а на своих: Жертвы Тоцкого полигона.

    50 лет назад СССР провел операцию "Снежок": погибли 43 000 советских солдат В Оренбургской области вспоминают события 14 сентября 1954 года, когда на Тоцком ядерном полигоне под руководством маршала Жукова прошли ядерные испытания в рамках военных учений.

    Бомбардировщик сбросил с высоты 13 километров ядерную бомбу мощностью 40 килотонн в тротиловом эквиваленте, которая была взорвана на высоте 350 метров. В результате многие участники этих учений получили разные дозы радиоактивного облучения.

    Так получилось, что жертвами маневров с применением атомной бомбы стали не только военные, обеспеченные хотя бы минимальной защитой, но и находившиеся в воинских частях гражданские лица. Все они дали подписку о неразглашении.

    Данные об этих испытаниях до сих пор засекречены, однако скрыть тяжелые последствия для здоровья людей оказалось невозможно. Точное число погибших от последствий воздействия радиации в результате тоцких испытаний до сих пор не установлено. С очевидцами событий 55-летней давности встретилась корреспондент Радио Свобода.

    "Страшный взрыв, земля закачалась, посыпалось сверху, гриб вот этот пошел, потом начал заворачиваться клубами", - вспоминает Лидия Лебедева, которой за несколько дней до атомного взрыва исполнилось 17 лет. На Тоцком полигоне она вместе с другими учениками кулинарного училища проходила практику в офицерской столовой. 14 сентября им, несовершеннолетним, в качестве защиты от радиации предложили только одеяло.

    "Они там были экипированы, в бахилах, на них комбинезоны, противогазы у них были. А мне велели одеяло с раскладушки взять". Этими же одеялами девчонки накрывались еще сорок дней, с полигона их вывезли только 25 октября. А через 8 лет Лидия Лебедева родила дочь.

    "Девочка родилась больной совсем, без умственного, без физического развития, - рассказывает Лидия. - Пролежала она 12 лет. Ростом с четырехлетнего ребенка, конечности у нее были полуторалетнего ребенка. Через три года после нее родился сын, у него разрушена вся эндокринная система".

    В зоне тоцкого радиоактивного следа за 50 лет рождаемость снизилась почти в 3 раза, а число врожденных аномалий выросло в 1,6 раза В зоне тоцкого радиоактивного следа за 50 лет рождаемость снизилась почти в 3 раза, а число врожденных аномалий выросло в 1,6 раза.

    Онкозаболевания в Оренбургской области - вторая причина смертности населения после сердечно-сосудистых. "Все, кто получил большую дозу радиации, умерли сразу, в течение года, - говорит врач-онколог Владимир Барановский. - По нашей территории заболеваемость высокая, по Бузулукскому району и по Бузулуку она превышает среднеобластные показатели".

    Бузулук находится в 50 километрах от места взрыва, Оренбург - в 200, а Сорочинск - в 30. 55 лет назад никто даже не пытался воспрепятствовать проникновению местных жителей на опасную территорию. "Лес этот обгорел после атомного взрыва, - рассказывает жительница Сорочинского района Валентина Сотникова. - Люди пытались еще из этого леса себе жилье строить, потому что бесхозный был лес, никому он не нужен, люди срезали все и строили жилье. Два-три года жили в этих домах - и умирали".

    Кроме 45 000 военнослужащих, от радиоактивного облака пострадали более 10 000 мирных граждан, жителей близлежащих сел и деревень. Лидии Лебедевой, которая стала инвалидом в 43 года, свое непосредственное участие в испытаниях пришлось доказывать несколько лет. "1544 рубля сейчас составляет компенсация. В эту сумму включены и зубопротезирование, и проезд по России раз в год, и городской проезд, и 50 процентов за радио, и 50 процентов за телефон. Не хватает этих денег. Я даже не знаю, как выразиться еще".

    Сегодня в зоне ядерных испытаний в 58 населенных пунктах проживают около 40 000 человек. За 55 лет ни один из них не получил реальную помощь от государства, которая компенсировала бы утраченное здоровье или потерю родственников.

    О причудливой лояльности чекистам потомков истребляемых родов русской аристократии

    Не так давно в Российской Федерации, в «Российской газете» была опубликована печально известная декларация «Солидарность с Россией» http://www.rg.ru/2014/12/25/pismo.html , составленная представителями потомков белой эмиграции из рода князей Шаховских – Дмитрием Михайловичем и Тамарой Георгиевной.

    Эта так называемая декларация стала апофеозом безумия, страшного духовного и физического недуга, который, словно чума, захватил и поработил умы некогда славных потомков русской эмиграции. Родственники и предки многих подписавшихся под ней пали жертвой красного комитета государственной безопасности, бесславно сгинув в неизвестных могилах на специальных полигонах, или нашли свою смерть в далёких ссылках и лагерях.

    Теперь их «благодарные и благородные» потомки встают на защиту государства, во главе которого — бывший полковник КГБ, а сама страна чествует с упоением Сталина и его «завоевания». Удивительно, как за короткий срок человек, оторванный от живительной силы Церкви и национального духа, превращается в существо, родства не помнящее и не желающее помнить даже свою собственную историю.

    А ведь многие предки из рода Шаховского пали от рук красных орд. Это, к примеру, князь Дмитрий Иванович Шаховской, бывший министр Временного правительства, нищий и скромный инвалид, пенсионер, попавший в застенки КГБ в 1939 году, как участник «антисоветской террористической организации». Свою смерть испытавший много горя старик нашел на специальном полигоне «Коммунарка» от пули в затылок, выпущенной сотрудником НКВД.

    Страшную и кровавую смерть нашли князья Леонид и Владимир Шаховские осенью 1918-го года в городе Пятигорске. Тогда, развязав красный террор, большевики в несколько дней изрубили шашками цвет русской нации – офицеров. Свидетель тех ужасных событий вспоминал: кавычки

    "Началась рубка. Рубили над ямой, шагах в пяти от нее. Первым убили старика небольшого роста. Он, вероятно, был слеповат, и спрашивал, куда ему идти к яме. Палачи приказывали своим жертвам становиться на колени и вытягивать шеи. Вслед за этим наносились удары шашками. Палачи были неумелые и не могли убивать с одного взмаха. Каждого заложника ударяли раз по пять, а то и больше. Некоторые стонали, но большинство умирало молча."

    Вместе с вышеуказанными князьями погиб и печально известный своей коварной изменой Государю Императору в феврале 1917 года генерал Рузский, зарубленный и заколотый с особой жестокостью в отместку за отказ признать славные завоевания большевитской революции.

    Показательна судьба и другого представителя рода: князя Якова Михайловича Шаховского, главы Красного Креста г. Пскове, которого с самого начала революции держали в застенках ЧК. Каждый день князю угрожали расправой, однако, его жене удалось подкупить одного из чекистов, и тот спрятал дело Я.М. от неистовой расстрельщицы Марии Гольдман.

    Его сын, чтобы узнать, жив ли отец, каждую ночь забирался на стену тюремной ограды и смотрел, как приговоренные офицеры с выбитыми из ключиц руками (чтобы не сопротивлялись) шли на расстрел с пением Святый Боже. Отца спас лихой рейд Булак-Булаховича, освободившего Псков.

    Красные палачи всё же достали князя, но уже в 1940-м году, когда в Эстонию вошли «освободители» в лице сталинской РККА. Яков Михайлович был вновь арестован и без предъявления обвинений отправился в ссылку в Ургенч, где и скончался в начале войны от голода и лишений. Муж его сестры, в девичестве княжны Шаховской, член РОВС Владимир Заркевич был расстрелян, а сама княжна с годовалым ребенком была сослана в начале 1941 года на поселение в тайгу на север Томской области.

    Интересно, знает ли современный князь Шаховской, живя во Франции, что для многих сотрудников современного ФСБ деяния их предыдущих коллег — предмет гордости. Мало кто, побывав в отделении ФСБ, не видел портрета Железного Феликса, вдохновителя и учредителя данной «конторы» по борьбе с контрреволюцией. Защищая современную РФ и её президента от «клеветы», они тем самым защищают наследников палачей своего же народа.

    Стоит вспомнить слова товарища Путина, что для него «распад СССР — крупнейшая геополитическая катастрофа века», а не долгожданное освобождение. Среди ветвей огромного рода князей Шаховских можно найти еще немало примеров гибели от рук ЧК/НКВД/КГБ.

    Многие потомки знаменитого рода испили полную чашу страдания от большевистской власти, которую в современной Российской Федерации ставят в пример, отказываются осуждать и усиленно пытаются возродить в новом виде.

    Чтобы излечиться от своего безумия, избавиться от желания поддерживать террористов на Востоке Украины, или бывших сотрудников КГБ, членов КПСС, потомкам знаменитых русских дворянских родов стоит проехаться по Российской Федерации.

    На её пустых и нищих просторах они обнаружат, что в городах восстанавливаются памятники Сталину, в каждом городе стоит палач Ленин, а жители безучастно снуют по проспектам чекистов.

    Только вот нету там памятников жертвам красного террора, нет проспектов Дроздовского или Каппеля, нет орлов на стенах недвижного Кремля, как и нету той России, о которой безумцы «страдают» во франциях и британиях.

    Да и разве может быть иначе в стране, где президент — бывший чекист, и опирается на силу чекистов, воров и национал-большевиков?

    Политика разложения церкви

    В семидесятые годы борьба с религией приобретает новые формы. Пользуясь отлаженным механизмом, Совет по делам религий проводит кропотливую работу по разрушению церковной организации изнутри. Система «правового» давления значительно усиливается беззаконным произволом местных властей. Этот внеправовой «люфт» с позиций государственного атеизма оправдан и поэтому искренне не замечается чиновниками. Они убеждены, что, нарушая законы во имя идеологической целесообразности, служат интересам государства.

    Жёсткой фильтровке и контролю подвергался епископат. Священник поставлялся в архиерея и назначался в епархию только после тщательной проверки и разрешения Совета по делам религий, а также местных органов власти. Не имеющие юридического статуса епископы лишены законных средств воздействия на жизнь церковных приходов.

    Их положение полностью зависело от произвола чиновников. Подобная политика формировала раболепный епископат, за редким исключением исполняющий все распоряжения властей. У многих иерархов сложились бюрократические отношения с властью, по принципу чиновник может договориться с чиновником, мы – вам, вы – нам.

    С архиерейских кафедр практически уже не звучал независимый церковный голос. Вместе с тем в епископате копилось глухое недовольство существующим положением. Под покровом раболепия неожиданно возникали сильные деятельные фигуры, пытавшиеся проводить хоть какие-то церковные преобразования.

    Власти бдительно контролировали и состав священства. На рукоположение в священники требовалось разрешение уполномоченного Совета по делам религий при местных Советах. Сеть официальных и негласных условий отсеивала кандидатов в священники, наиболее достойных и способных к пастырскому служению. Препятствиями для получения церковного сана являлись: высшее светское образование (особенно гуманитарное), руководящая должность в прошлом, зарубежные связи и дружба с иностранцами, возраст – слишком молодой либо слишком пожилой, признаки инакомыслия.

    Если отсутствовали формальные причины для отказа в рукоположении, то оставался безотказный способ – воздействие через архиерея, который мог сослаться на недостаток смирения у кандидата или другие церковные тонкости. Так же строго контролировался набор в семинарии: поступающие должны были получать рекомендацию архиерея или священника только с ведома уполномоченного Совета по делам религий.

    Назначение священника на приход проходило через тройной отсев. Прежде всего, для этого требовалось предварительное согласие вышестоящего уполномоченного. Двадцатка – руководящий орган прихода – заключала договор о найме священника на культовую деятельность, только получив разрешение местных органов власти. Начать служение священник мог лишь после получения регистрации в местном исполкоме.

    Эта система действовала и в обратном порядке: неугодный священник мог быть лишён регистрации, исполнительный орган прихода по указанию властей мог всегда расторгнуть со священником «договор».

    Со строптивым, но слишком известным священником легче всего расправиться руками архиерея: перевести в другой храм, вывести за штат, а то и подвергнуть запрещению в служении.

    Все священники, особенно в крупных городах, регулярно перемещались с места на место для атеистической профилактики: чтобы разрывать с трудом налаженные связи с паствой. Но и на приходе священник находился под неусыпным оком старосты, назначаемого исполкомом местного Совета.

    Старостами церковных приходов (на сытых хлебах бесконтрольного распоряжения церковным имуществом) были, как правило, атеисты, нередко пенсионеры аппарата КПСС или КГБ, либо люди подневольные, находящиеся «на крючке» у властей за какие-либо прегрешения перед законом.

    Вне стен храма

    Вне стен храма священник не имел права вести богослужебную деятельность, кроме как по просьбе умирающих или тяжелобольных. Текст проповедей должен был предварительно утверждаться архиереем, а также уполномоченным. Вся эта система была нацелена на то, чтобы разрушить триединство священнослужения: церковнослужение, пастырская деятельность и проповедничество, миссионерство. Священник лишался всяких возможностей быть миссионером – распространителем православной веры, проповедником слова Божия, заботливым и ответственным пастырем своих духовных чад. Власти стремились свести его деятельность к роли формального служителя культа.

    Архиерей и священник были отделены от административной деятельности прихода. Приходская хозяйственная и финансовая деятельность диктовалась властями. Уполномоченные определяли нужды храмов – в ремонте, приобретении церковнослужебной утвари, облачений церковнослужителей. Они же контролировали распределение доходов храма: оплату найма церковнослужителей, отчисления на епархиальные нужды, перечисления в разнообразные «фонды».

    Естественно, уполномоченные органов государственного атеизма использовали свои права вопреки нуждам Церкви. Так, большие суммы, собранные верующими, перечислялись в «Фонд мира» (за что старосты получали ордена) или расхищались номенклатурой. В крупных городах многолюдные приходы становились кормушками для чиновников, контролирующих финансы прихода.

    В провинции положение малодоходных приходов зависело от степени компромисса с представителями власти, которые нередко тяготели к патернализму. Многолюдные же приходы больших городов в решении своих насущных проблем, как правило, откупались от властей – большой денежной мздой, дорогими подарками или крупными отчислениями в Фонд мира.

    Каждый храм имел неподконтрольную чёрную кассу, из которой осуществлялись доплаты к окладам церковнослужителей, компенсирующие налоги (изымающиеся по шкале кустарный промысел и доходящие до 75%), производился ремонт храмов и утвари. Так как приход не имел статуса юридического лица и потому не имел права заключать с организациями хозяйственных договоров, такая полулегальная форма хозяйствования являлась единственно доступной. Это, в свою очередь, предоставляло дополнительные возможности для контроля, произвола и злоупотребления чиновников.

    В результате последовательной деятельности по разложению церковно-приходской жизни режим добился того, что с 1961 по 1971 год число священников в стране сократилось с 6234 до 5994, притом что у половины из них возраст приближался к шестидесяти годам.

    Вопреки системе

    Но, вопреки системе тайного и явного контроля, в Церкви появляется всё больше достойных священнослужителей. Священник в отличие от архиерея связан с жизнью прихода, с паствой. Ему лучше известны нужды церковной жизни. Он учился противостоять козням атеистических органов.

    Чтобы реализовывать сведённые к минимуму священнические обязанности, ему приходилось не только учиться двусмысленной дипломатии, но и воспитывать в себе религиозную твёрдость. Наметившиеся признаки ослабления атеистической экспансии заставляют священника по-новому самоопределяться.

    Новые тенденции времени способствуют формированию деятельного, свободного и ответственного служителя Церкви.

    Режим государственного атеизма не уничтожил церковную организацию. Только потому, что у него на это не хватало сил. Вопреки многолетним репрессиям и атеистической пропаганде храмы были полны верующих, которые стремились жить не по «моральному кодексу строителя коммунизма», а по религиозной совести.

    Выбор священнического служения определяется не мирскими потребностями, а глубоким религиозным чувством. Об эту невидимую стену народного благочестия и разбиваются волны гонений. Духовные токи православной веры вливаются в жизнь приходов, противостоя в каждом конкретном случае богоборческому давлению.

    Церковный приход как передовая линия борьбы богоборчества и православной веры оказывается местом столкновения благочестия и духовного подвига, с одной стороны, меркантилизма и вероотступничества – с другой, местом открытой борьбы и шатких компромиссов. Всё больше появлялось приходов, где жизнь определялась не только сложной дипломатией и компромиссами с властями, но духовным авторитетом настоятеля, твёрдостью старосты и прихожан, которые вынуждали местные власти к уступкам большим, чем допускали чиновные циркуляры.

    Многие храмы и монастыри были сохранены только благодаря религиозной стойкости прихожан – тех, кого высокомерная интеллигенция называла тёмными верующими. Действительно, обременённый знаниями неофит – новообращённый от интеллигенции – имел все основания ужасаться их религиозной непросвещённости. На вопрос об исповедании Святой Троицы многие старушки могли ответить, что это Спаситель, Божия Матерь и Никола Угодник.

    Но их пламенная вера спасала храмы от закрытия. Они за бороду вытаскивали на паперть зарвавшегося старосту, скрывали в своих домах монастырскую братию при попытках закрыть монастырь, а то и ложились под колеса машин, вывозящих монахов или церковную утварь. Их, как например, в Почаевской лавре, не могли изгнать пожарными брандспойтами. Твёрдая старушечья вера создала возможность для последующего возвращения в Церковь интеллигенции.

    Приток в Церковь верующих сопровождался изменением общественного настроя по отношению к религии. Всё менее принято называть религию мракобесием, всё больше вера вызывает уважение даже у атеистов. Многие крестят детей, венчаются, потому что так было принято всегда. Всё чаще люди идут в храм не только из любопытства, но ощущая смутную потребность поставить свечку, подать записку за здравие или за упокой. Входящие в храм прислушиваются к богослужению, знакомятся с основами религиозной жизни, и с этого начинается их долгий путь к Богу. Нередки случаи, когда высокопоставленные чиновники на смертном одре зовут священника. Более всего возврат к вере намечается в среде интеллигенции и городской молодежи.

    Груз предрассудков и заблуждений

    Вновь пришедшие в Церковь приносят груз предрассудков и заблуждений из долгого пути к вере. Очевидно, соблазны неофитства однотипны во все времена. И сейчас повторяется то, что было в эпоху эллинизации христианства. К Православию нередко приходят через художественное творчество, литературу либо через периферийную и даже антихристианскую религиозность: оккультизм, теософию, антропософию, восточные религии и современные формы религиозного синкретизма – неорганичного смешения различных религий.

    Само Православие пытаются привить на какой-нибудь главный ствол в роще мировых религий. Духи прельщения и обмана скрывают ту истину, что религиозное сознание пробуждается с пониманием провиденциального смысла нашего рождения в лоне Православия, которое открывает прямой путь к Богу.

    Преисполненное прошлых симпатий и отторжений, неофитское сознание склонно преувеличивать второстепенное и умалять главное в жизни Церкви. В среде новообращенных распространено естественное для полуязыческого сознания гипертрофирование обрядовой стороны религии. Церковный обряд нередко заменял место атеистического ритуала, религиозное обращение для многих оказалось сменой идеологии. При этом неофиты в стремлении быть святее самого патриарха склонны к радикализму в позиции и суждениях, преисполнены пафоса осуждения и подозрений своих собратьев относительно чистоты веры.

    В этом смысле актуальны суждения протоиерея Александра Шмемана о подлинном отношении к православному Преданию: «В современном церковном сознании прошлое часто больше давит и сковывает, нежели творчески претворяется в верность подлинному Преданию. Вскрывается неспособность оценивать прошлое, различать в нём Истину от “только” прошлого.

    Предание до неразличимости смешивается со всевозможными “преданиями”, которые сами требуют ещё своей оценки в свете вечной правды Церкви. Частичное, одностороннее, даже извращённое выдается подчас за “суть” Православия.

    Есть грех “абсолютизации” прошлого, который неизбежно приводит к обратной крайности: к “модернизму” – то есть, в сущности, к отказу вообще от прошлого, к принятию в качестве единственного мерила “современности”, “науки”, “нужд текущего момента”. Но как одно охранение “православной” внешности не способно скрыть глубокого кризиса современной Православной Церкви, так и “модернизму” не изменить её.

    Единственный выход всегда в обращении к самой Истине Церкви, и через неё к овладению прошлым: в нём находим мы и вечное Предание Церкви, но также и бесчисленные измены ему.

    Православное сознание всегда “исторично”, всегда включает в себя прошлое, но никогда не “рабствует” ему. Христос “вчера и сегодня и вовеки Тот же”, и сила Церкви не в прошлом, настоящем или будущем, а во Христе, Который пребудет с нею до скончания века, чтобы каждый из нас мог в нём и с Ним найти смысл жизни». Возврат к религии был преисполнен множества соблазнов, вместе с тем этот тернистый путь был единственной дорогой к храму, где душа получала возможность очиститься и обрести истинного Бога.

    Виктор Аксючиц, философ, член Политического Совета партия "Родина"

    РПЦ МП: на службе КГБ/ФСБ

    Появились новые доказательства того, что РПЦ тесно связана со спецслужбами СССР / России

    Российская ФСБ отозвала своего агента из Украинской Православной Церкви (Московского патриархата) и арестовала «за государственную измену». Эта колоритная шпионская история стала известной благодаря публикации российской журналистки Ольги Романовой. Она обнародовала информацию об офицере ФСБ Евгении Петрине, которого «переводом отправили служить в РПЦ, затем от РПЦ отправили в Украину, позже отозвали в Москву и арестовали, обвинив в измене Родине».

    Внимание к этой истории решил привлечь сам агент Петрин — обратился к правозащитникам с просьбой защитить его от произвола следствия, которое, мол, обусловлено внутренней конкуренцией различных групп в спецслужбе.


    В тему: Арестованный за госизмену священник МПЦ заявил, что был внедрен ФСБ для работы «под прикрытием»
    По версии следствия, Петрин в Украине вышел на агентов, которых заподозрил в шпионаже в пользу США и стал ... передавать им информацию о деятельности Русской Православной Церкви, связанной с разведывательными целями. А это уже — скандал. Ибо хотя подозрения, что Кремль использует Русскую Православную Церковь для своих нужд, были давно, доказательств этого не хватало. И вот — новые доказательства.

    Впрочем, в России есть исследователи, которые в свое время подробно обосновали свои утверждения и показали, как штатные работники службы безопасности России становятся священнослужителями крупнейшей в мире Православной Церкви.

    Газета «Експрес» пригласила к разговору известного в мире русского правозащитника, исполнительного директора Всероссийского движения «За права человека» Льва Пономарева. В начале 90-х он возглавлял комиссию Президиума Верховного Совета Российской Федерации по расследованию причин и обстоятельств путча ГКЧП. Одним из направлений работы следственной комиссии была, собственно, тема теснейшего сотрудничества РПЦ с советскими спецслужбами.

    — Расскажите, пожалуйста, какие документы исследовала комиссия и какие факты установила?

    — Действительно, в сентябре 1991 года я возглавлял парламентскую комиссию, и конкретно направление, касающееся отношений спецслужб и Церкви, профессионально вел священник и диссидент Глеб Якунин. К сожалению, мой друг четыре месяца назад уже отошел в мир иной. Он тоже был депутатом и имел возможность работать в архивах КГБ СССР.

    В частности, работал с документами 5-го управления КГБ, которое занималось не внешними врагами государства, а было, по сути, политической полицией с широко развитой агентурной сетью в обществе. Там он и нашел документы, по которым все (!) Руководство РПЦ оказалось завербованным КГБ. Среди прочих — и тогдашний патриарх Алексий II. Он имел агентурный псевдоним Дроздов, воинственная атеистическая власть наградила его орденами Трудового Красного Знамени и Дружбы народов. А в 1988 году — даже почетной грамотой КГБ СССР ...

    По правде говоря, не только православное руководство было пронизано агентурой КГБ, но и мусульманское.

    — Зачем это было нужно Кремлю?

    — Советское руководство, в частности, видело, как пагубно (по его трактовке) влияла на умы граждан коммунистической Польши местная, значительно более независимая от власти Католическая Церковь. Поэтому в СССР Российская Православная Церковь была полностью взята под контроль спецслужбами, так сказать, для предотвращения возможных проблем.

    В конце концов, начал это делать еще Сталин, который сначала почти полностью уничтожил Церковь, расстреливал, мучил и гноил в неволе священников докоммунистического периода в лагерях. А потом он же, во время Второй мировой, увидев, как люди на оккупированных немцами территориях потянулись к храмам, решил поставить Церковь на службу советской власти и позволил восстановление РПЦ в подконтрольном коммунистам формате.

    В СССР Церковь была только формально отделена от государства, реально же руководящий состав РПЦ моделировала спецслужба, i за границу, соответственно, могли выезжать только проверенные агенты. Кроме того, как констатировал в своих расследованиях отец Глеб Якунiн, в 1947 — 1948 годах сталинского Православная Церковь надеялась на проведение Всеправославного собора, на котором с помощью незримо присутствующего Министерства госбезопасности Московский патриарх был бы продвинут с нынешнего пятого места в иерархии патриархов на первое , то есть стал бы Вселенским.

    Тогда Москва вновь была бы провозглашена Третьим Римом, а Иосиф Сталин — новым Константином Великим. Однако Бог не допустил такого кощунство над христианством.


    В тему: «Связь церкви с ФСБ тоже накладывает сильный отпечаток»
    — Неужели в московской церкви советского периода не было людей, неподконтрольных МГБ — КГБ?

    — На низовом уровне были. Но агентура КГБ активно отслеживала нелояльное духовенство в среде Церкви и по мере возможностей — среди прихожан. Для этого не только вербовали и продвигали по иерархической лестнице своих агентов, но и ссылали на работу в РПЦ людей в погонах — кадровых офицеров КГБ. Как следует из нынешней скандальной истории с арестованным якобы за госизмену офицером ФСБ, который работал в церкви, с тех времен мало что изменилось, советский чекистский опыт активно применяет и нынешнее государство.

    — Были ли в нынешнем случае с агентом Петриным примеры публичного признания церковных агентов в своей тайной работе?

    — Из иерархов Церкви лишь Литовский архиепископ Хризостом нашел мужество открыто подтвердить свое агентурное прошлое под прозвищем «Реставратор». А еще агент КГБ с прозвищем Арамис, работавший переводчиком в отделе внешних церковных сношений Московской патриархии (с 1989-го до 2009 года этот отдел возглавлял нынешний Патриарх РПЦ Кирилл), решил покаяться на страницах газеты «Аргументы и факты» (№ 8, 1992 год). Он рассказал, что почти все сотрудники отдела внешних церковных сношений работали или на Московское УКГБ, либо на союзный КГБ ...

    Вообще, по итогам работы парламентской комиссии по расследованию обстоятельств путча ГКЧП, мы обратились к руководству Российской Православной Церкви с открытым письмом, в котором призвали их публично покаяться за эту сторону своей деятельности на протяжении почти полувека с момента заключения союза РПЦ со Сталиным. И предложили в дальнейшем официально запретить духовенству такую ​​деятельность.

    Однако этого не произошло, и, по моему мнению, из-за отсутствия такого акта раскаяния РПЦ так и осталась осколком тоталитарного системы. Общество, по крайней мере в 90-х годах, демократизировалось, а в православной церкви это не состоялось, и теперь она стала верным союзником Путина в демонтаже демократии в России, утвержденнии недемократической власти и проведении имперской международной политики.

    — Имела ли какие-нибудь практические последствия работа, проведенная следственной комиссии парламента, которую Вы возглавляли?

    — Президент Ельцин, ссылаясь, в частности, на роль КПСС, которую мы установили, в попытке государственного переворота 1991 года, распустил на территории России оргструктуры Коммунистической партии Советского Союза. А вот наши выводы относительно РПЦ не имели никакого практического последствия.

    Мало того, я считаю, что нашу комиссию распустили именно потому, что Патриарх Алексий II пришел к спикеру Руслану Хасбулатову и добился прекращения нашей работы еще до того, как она исчерпала свои возможности ... К сожалению, вместо раскаяния и очищения своей деятельности от сотрудничества с Лубянкой руководство РПЦ решило оставить все, как есть. И преемник Патриарха Алексия II идет по тому же пути.


    В тему: Ничего святого: В России православные священники учатся убивать из армейского оружия
    Кстати

    Из отчета священника Глеба Якунина, члена Комиссии Президиума Верховного Совета Российской Федерации по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП: «О масштабах слияния церковных и чекистских должностей и задач РПЦ и КГБ СССР можно судить хотя бы по таким материалам из отчетов, хранящимся в Центральном архиве КГБ СССР.

    В июле 1983 года «в Ванкувер (Канада) на VI Генеральную ассамблею в составе религиозной делегации СССР (120 человек) направлено 47 (!) агентов органов КГБ из числа религиозных авторитетов, священнослужителей и технического персонала» (Центральный архив КГБ СССР).

    В июле 1984 года в донесениях 4-го отдела 5-го управления КГБ говорится: «В Швейцарии в составе делегации Российской Православной Церкви на ЦК Всемирной Совета Церквей выезжали агенты, имевшие задание на продвижение на пост Генерального секретаря ВСЦ приемлемого для нас кандидата. На эту должность избран Эмме Кастро, избрание которого, кроме РПЦ, поддержали церкви соцстран».

    Андрей Ганус, опубликовано в газете Экспресс

    Помочь, проекту
    "Провидѣніе"

    фото

    Помочь, проекту Провидѣніе © 2009, Вы, можете, оказав перечислив небольшой благодарственный платёж на:

    Яндекс-кошелёк - 41001400500447

    фото

    Сбербанк России - 42307810967103770360

    фото

    Действительны только эти реквизиты

    С ув., автор проекта providenie.narod.ru

    фото

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    фото
    Застолби свой ник!

    Источник — http://rpczmoskva.org.ru

    Просмотров: 314 | Добавил: providenie | Рейтинг: 3.7/3
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 43

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году