Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2014 » Сентябрь » 29 » • Значение преподобного Сергия для русского народа и государства •
23:53
• Значение преподобного Сергия для русского народа и государства •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • В наши дни
  • Какой подвиг так освятил это имя?
  • В общем деле
  • Он начал с самого себя
  • В монастыре все было бедно
  • Таких людей была капля в море
  • Чувство нравственной бодрости
  • Напутствуемые благословением старца
  • Русские люди XIV века
  • Акафист преподобному Сергию, игумену Радонежскому
  • Предисловие

    Когда вместе с разнообразной, набожно крестящейся народной волной вступаешь в ворота Сергиевой Лавры, иногда думаешь: почему в этой обители нет и не было особого наблюдателя, подобного древнерусскому летописцу, который спокойным неизменным взглядом наблюдал и ровной бесстрастной рукой записывал, “еже содеяся в Русской земле”, и делал это одинаково из года в год, из века в век, как будто это был один и тот же человек, не умиравший целые столетия?

    Такой бессменный и не умирающий наблюдатель рассказал бы, какие люди приходили в течение 500 лет поклониться гробу преподобного Сергия и с какими помыслами и чувствами возвращались отсюда во все концы Русской земли. Между прочим он объяснил бы нам, как это случилось, что состав общества, непрерывною волной притекавшего ко гробу преподобного, в течение пяти веков оставался неизменным.

    Еще при жизни преподобного, как рассказывает его жизнеописатель-современник, многое множество приходило к нему из различных стран и городов, и в числе приходивших были и иноки, и князья, и вельможи, и простые люди, “на селе живущие”.

    В наши дни

    И в наши дни люди всех классов русского общества притекают к гробу преподобного со своими думами, мольбами и упованиями, государственные деятели приходят в трудные переломы народной жизни, простые люди в печальные или радостные минуты своего частного существования. И этот приток не изменился в течение веков, несмотря на неоднократные и глубокие перемены в строе и настроении русского общества: старые понятия иссякали, новые пробивались или наплывали, а чувства и верования, которые влекли сюда людей со всех концов Русской земли, бьют до сих пор тем же свежим ключом, как били в XIV в. Если бы возможно было воспроизвести писание все, что соединилось с памятью преподобного, что в эти 500 лет было молчаливо передумано и перечувствовано пред его гробом миллионами умов и сердец, это писание было бы полной глубокого содержания историей нашей всенародной политической и нравственной жизни.

    Впрочем, если преп. Сергий доселе остается для приходящих к нему тем же, чем был для них при своей жизни то и теперь на их лицах можно прочитать то же, что прочитал бы монастырский наблюдатель на лицах своих современников 400 или 500 лет назад. Достаточно взглянуть на первые встречные лица из многого множества в эти дни здесь теснящегося, чтобы понять, во имя чего поднялись со своих мест эти десятки тысяч, а сотни других мысленно следовали за ними.

    Да и каждый из нас в своей собственной душе найдет то же общее чувство, стоя у гробницы преподобного. У этого чувства уже нет истории, как для того, кто покоится в этой гробнице, давно остановилось движение времени. Это чувство вот уже пять столетий одинаково загорается в душе молящегося у этой гробницы, как солнечный луч в продолжение тысячелетий одинаково светится в капле чистой воды. Спросите любого из этих простых людей, с посохом и котомкой пришедших сюда издалека: когда жил преподобный Сергий и что сделал для Руси XIV века, чем он был для своего времени? И редкий из них даст вам удовлетворительный ответ; но на вопрос, что он есть для них, далеких потомков людей XIV века, и зачем они теперь пришли к нему; каждый ответит твердо и вразумительно.

    Есть имена, которые носили исторические люди, жившие в известное время, делавшие исторически известное жизненное дело, но имена, которые уже утратили хронологическое значение, выступили из границ времени, когда жили их носители. Это потому, что дело, сделанное таким человеком, по своему значению так далеко выходило за пределы своего века, своим благотворным действием так глубоко захватило жизнь дальнейших поколений, что с лица, его сделавшего, в сознании этих поколений постепенно спадало все временное и местное, и оно из исторического деятеля превратилось в народную идею, а самое дело его из исторического факта стало практической заповедью, заветом, тем, что мы привыкли называть идеалом.

    Такие люди становятся для грядущих поколений не просто великими покойниками, а вечными их спутниками, даже путеводителями, и целые века благоговейно твердят их дорогие имена не столько для того, чтобы благодарно почтить их память, сколько для того, чтобы самим не забыть правила, ими завещанного. Таково имя преподобного Сергия; это не только назидательная, отрадная страница нашей истории, но и светлая черта нашего нравственного народного содержания.

    Какой подвиг так освятил это имя?

    Какой подвиг так освятил это имя? Надобно припомнить время, когда подвизался преподобный. Он родился, когда вымирали последние старики, увидевшие свет около времени татарского разгрома Русской земли и когда уже трудно было найти людей, которые бы этот разгром помнили. Но во всех русских нервах еще до боли живо было впечатление ужаса, произведенного этим всенародным бедствием и постоянно подновлявшегося многократными местными нашествиями татар.

    Это было одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мертвенное оцепенение. Люди беспомощно опускали руки, умы теряли всякую бодрость и упругость и безнадежно отдавались своему прискорбному положению, не находя и не ища никакого выхода. Что еще хуже, ужасом отцов, переживших бурю, заражались дети, родившиеся после нее. Мать пугала непокойного ребенка лихим татарином; услышав это злое слово, взрослые растерянно бросались бежать, сами не зная куда.

    Внешняя случайная беда грозила превратиться во внутренний хронический недуг; панический ужас одного поколения мог развиться в народную робость, в черту национального характера, и в истории человечества могла бы прибавиться лишняя темная страница, повествующая о том, как нападение азиатского монгола повело к падению великого европейского народа.

    Могла ли однако прибавиться такая страница? Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу.

    Русские люди, сражавшиеся и уцелевшие в бою на Сити, сошли в могилу со своими сверстниками, безнадежно оглядываясь вокруг, не займется ли где заря освобождения. За ними последовали их дети, тревожно наблюдавшие, как многочисленные русские князья холопствовали перед татарами и дрались друг с другом. Но подросли внуки, сверстники Ивана Калиты, и стали присматриваться и прислушиваться к необычным делам в Русской земле.

    В то время, как все русские окраины страдали от внешних врагов, маленькое срединное Московское княжество оставалось безопасным, и со всех краев Русской земли потянулись туда бояре и простые люди. В то же время московские князьки, братья Юрий и этот самый Иван Калита, без оглядки и раздумья, пуская против врагов все доступные средства, ставя в игру все, что могли поставить, вступили в борьбу со старшими и сильнейшими князьями за первенство, за старшее Владимирское княжение, и при содействии самой Орды отбили его у соперников. Тогда же устроилось так, что и русский митрополит, живший во Владимире, стал жить в Москве, придав этому городку значение церковной столицы Русской земли.

    И как только случилось все это, все почувствовали, что татарские опустошения прекратились и наступила давно не испытанная тишина в Русской земле. По смерти Калиты Русь долго вспоминала его княжение, когда ей впервые в сто лет рабства удалось вздохнуть свободно, и любила украшать память этого князя благодарной легендой.

    Так к половине XIV в. подросло поколение, выросшее под впечатлением этой тишины, начавшее отвыкать от страха ордынского, от нервной дрожи отцов при мысли о татарине. Недаром представителю этого поколения, сыну великого князя Ивана Калиты, Симеону современники дали прозвание Гордого. Это поколение и почувствовало ободрение, что скоро забрезжит свет.

    В это именно время, в начале сороковых годов XIV в., свершились три знаменательных события: из московского Богоявленского монастыря вызван был на церковно-административное поприще скрывавшийся там скромный 40-летний инок Алексий, тогда же один 20-летний искатель пустыни, будущий преподобный Сергий, в дремучем лесу — вот на этом самом месте — поставил маленькую деревянную келию с такой же церковью, а в Устюге у бедного соборного причетника родился сын, будущий просветитель Пермской земли св. Стефан. Ни одного из этих имен нельзя произнести, не вспомнив двух остальных. Эта присноблаженная троица ярким созвездием блещет в нашем XIV в., делая его зарей политического и нравственного возрождения Русской земли.

    Тесная дружба и взаимное уважение соединяли их друг с другом. Митрополит Алексий навещал Сергия в его обители и советовался с ним, желал иметь его своим преемником. Припомним задушевный рассказ в житии преподобного Сергия о проезде св. Стефана Пермского мимо Сергиева монастыря, когда оба друга на расстоянии 10 с лишком верст обменялись братскими поклонами.

    Все три св. мужа, подвизаясь каждый на своем поприще, делали одно общее дело, которое простиралось далеко за пределы церковной жизни и широко захватывало политическое положение всего народа. Это дело — укрепление Русского государства, над созиданием которого по-своему трудились московские князья XIV в. Это дело было исполнением завета, данного русской церковной иерархии величайшим святителем Древней Руси митрополитом Петром.

    Еще в мрачное время татарского ига, когда ниоткуда не проступал луч надежды, он, по преданию, пророчески благословил бедный тогда городок Москву, как будущую церковную и государственную столицу Русской земли. Духовными силами трех наших св. мужей XIV в., воспринявших этот завет святителя, Русская земля и пришла поработать над предвозвещенной судьбой этого города. Ни один из них не был коренным москвичом. Но в их лице сошлись для общего дела три основные части Русской земли: Алексий, сын черниговского боярина-переселенца, представлял старый киевский юг, Стефан — новый финско-русский север, а Сергий, сын ростовского боярина-переселенца, великорусскую средину.

    Они приложили к делу могущественные духовные силы. Это были образованнейшие русские люди своего века; о них древние жизнеописатели замечают, что один “всю грамоту добре умея”, другой “всяко писание ветхаго и новаго завета пройде”, третий даже “книги греческия извыче добре”. Потому ведь и удалось московским князьям так успешно собрать в своих руках материальные, политические силы русского народа, что им дружно содействовали добровольно соединявшиеся духовные его силы.

    В общем деле

    Но в общем деле каждый из трех деятелей делал свою особую часть. Они не составляли общего плана действий, не распределяли между собой призваний и подвигов и не могли этого сделать, потому что были люди разных поколений. Они хотели работать над самими собой, делать дело собственного душевного спасения.

    Деятельность каждого текла своим особым руслом, но текла в одну сторону с двумя другими, направляемая таинственными историческими силами, в видимой работе которых верующий ум прозревает миродержавную десницу Провидения. Личный долг каждого своим путем вел всех троих к одной общей цели.

    Происходя из родовитого боярства, искони привыкшего делить с князьями труды обороны и управления страны, митрополит Алексий шел боевым политическим путем, был преемственно главным советником трех великих князей московских, руководил их боярской думой, ездил в орду ублажать ханов, отмаливая их от злых замыслов против Руси, воинствовал с недругами Москвы всеми средствами своего сана, карал церковным отлучением русских князей, непослушных московскому государю, поддерживая его первенство, с неослабной энергией отстаивая значение Москвы, как единственного церковного средоточия всей политически разбитой Русской земли.

    Уроженец г. Устюга, в краю которого новгородская и ростовская колонизация, сливаясь и вовлекая в свой поток туземную чудь, создавала из нее новую Русь, св. Стефан пошел с христианской проповедью в Пермскую землю продолжать это дело обрусения и просвещения заволжских инородцев.

    Так церковная иерархия благословила своим почином две народные цели, достижение которых послужило основанием самостоятельного политического существования нашего народа: это — сосредоточение династически раздробленной государственной власти в московском княжеском доме и приобщение восточноевропейских и азиатских инородцев к русской Церкви и народности посредством христианской проповеди.

    Но чтобы сбросить варварское иго, построить прочное независимое государство и ввести инородцев в ограду христианской Церкви, для этого самому русскому обществу должно было встать в уровень столь высоких задач, приподнять и укрепить свои нравственные силы, приниженные вековым порабощением и унынием. Этому третьему делу, нравственному воспитанию народа, и посвятил свою жизнь преподобный Сергий.

    То была внутренняя миссия, долженствовавшая служить подготовкой и обеспечением успехов миссии внешней, начатой пермским просветителем; преподобный Сергий и вышел на свое дело значительно раньше св. Стефана. Разумеется, он мог применять к делу средства нравственной дисциплины, ему доступные и понятные тому веку, а в числе таких средств самым сильным был живой пример, наглядное осуществление нравственного правила.

    Он начал с самого себя

    Он начал с самого себя и продолжительным уединением, исполненным трудов и лишений среди дремучего леса, приготовился быть руководителем других пустынножителей. Жизнеописатель, сам живший в братстве, воспитанном Сергием, живыми чертами описывает, как оно воспитывалось, с какой постепенностью и любовью к человеку, с каким терпением и знанием души человеческой.

    Мы все читали и перечитывали эти страницы древнего жития, повествующие о том, как Сергий, начав править собиравшейся к нему братией, был для нее поваром, пекарем, мельником, дровоколом, портным, плотником, каким угодно трудником служил ей, как раб купленный, по выражению жития, ни на один час не складывал рук для отдыха, как потом, став настоятелем обители и продолжая ту же черную хозяйственную работу, он принимал искавших у него пострижения, не спускал глаз с каждого новика, возводя его со степени на степень иноческого искуса, указывал дело всякому по силам, ночью дозором ходил мимо келий, легким стуком в дверь или окно напоминал празднословившим, что у монаха есть лучшие способы проводить досужее время, а поутру осторожными намеками, не обличая прямо, не заставляя краснеть, “тихой и кроткой речью” вызывал в них раскаяние без досады.

    Читая эти рассказы, видишь пред собою практическую школу благонравия, в которой сверх религиозно-иноческого воспитания главными житейскими науками были уменье отдавать всего себя на общее дело, навык к усиленному труду и привычка к строгому порядку в занятиях, помыслах и чувствах. Наставник вел ежедневную дробную терпеливую работу над каждым отдельным братом, над отдельными особенностями каждого брата, приспособляя их к целям всего братства.

    По последующей самостоятельной деятельности учеников преподобного Сергия видно, что под его воспитательным руководством лица не обезличивались, личные свойства не стирались, каждый оставался сам собой и, становясь на свое место, входил в состав сложного и стройного целого, как в мозаической иконе различные по величине и цвету камешки укладываются под рукой мастера в гармоническое выразительное изображение. Наблюдение и любовь к людям дали умение тихо и кротко настраивать душу человека и извлекать из нее, как из хорошего инструмента, лучшие ее чувства,— то уменье, перед которым не устоял самый упрямый русский человек XIV века кн. Олег Иванович рязанский, когда по просьбе великого князя московского Дмитрия Ивановича, как рассказывает летописец, “старец чудный” отговорил “суровейшего” рязанца от войны с Москвой, умилив его тихими и кроткими речами и благоуветливыми глаголами.

    Так воспиталось дружное братство, производившее, по современным свидетельствам, глубокое назидательное впечатление на мирян. Мир приходил к монастырю с пытливым взглядом, каким он привык смотреть на монашество, и если его не встречали здесь словами прииди и виждь, то потому, что такой зазыв был противен Сергиевой дисциплине. Мир смотрел на чин жизни в монастыре преподобного Сергия, и то, что он видел, быт и обстановка пустынного братства поучали его самым простым правилам, которыми крепко людское христианское общежитие.

    В монастыре все было бедно и скудно

    В монастыре все было бедно и скудно, или, как выразился разочарованно один мужичок, пришедший в обитель преподобного Сергия повидать прославленного величественного игумена, “все худостно, все нищетно, все сиротинско”; в самой ограде монастыря первобытный лес шумел над кельями и осенью обсыпал их кровли палыми листьями и иглами; вокруг церкви торчали свежие пни и валялись неубранные стволы срубленных деревьев; в деревянной церковке за недостатком свеч пахло лучиной; в обиходе братии столько же недостатков, сколько заплат на сермяжной ряске игумена; чего ни хватись, всего нет, по выражению жизнеописателя; случалось, вся братия по целым дням сидела чуть не без куска хлеба.

    Но все дружны между собой и приветливы к пришельцам, во всем следы порядка и размышления, каждый делает свое дело, каждый работает с молитвой и все молятся после работы; во всех чуялся скрытый огонь, который без искр и вспышек обнаруживался живительной теплотой, обдававшей всякого, кто вступал в эту атмосферу труда, мысли и молитвы. Мир видел все это и уходил ободренный и освеженный, подобно тому, как мутная волна, прибивая к прибрежной скале, отлагает от себя примесь, захваченную в неопрятном месте, и бежит далее светлой и прозрачной струёй.

    Надобно припомнить людей XIV века, их быт и обстановку, запас их умственных и нравственных средств, чтобы понять впечатление этого зрелища на набожных наблюдателей. Нам, страдающим избытком нравственных возбуждений и недостатком нравственной восприимчивости, трудно уже воспроизвести слагавшееся из этих наблюдений настроение нравственной сосредоточенности и общественного братства, какое разносили по своим углам из этой пустыни побывавшие в ней люди XIV в.

    Таких людей была капля в море

    Таких людей была капля в море православного русского населения. Но ведь и в тесто немного нужно вещества, вызывающего в нем живительное брожение. Нравственное влияние действует не механически, а органически. На это указал сам Христос, сказав: “Царство Божие подобно закваске”. Украдкой западая в массы, это влияние вызывало брожение и незаметно изменяло направление умов, перестраивало весь нравственный строй души русского человека XIV в. От вековых бедствий этот человек так оскудел нравственно, что не мог не замечать в своей жизни недостатка этих первых основ христианского общежития, но еще не настолько очерствел от этой скудости, чтобы не чувствовать потребности в них.

    Пробуждение этой потребности и было началом нравственного, а потом и политического возрождения русского народа.

    Пятьдесят лет делал свое тихое дело преподобный Сергий в Радонежской пустыне; целые полвека приходившие к нему люди вместе с водой из его источника черпали в его пустыне утешение и ободрение и, воротясь в свой круг, по каплям делились им с другими. Никто тогда не считал гостей пустынника и тех, кого они делали причастниками приносимой ими благодатной росы,— никто не думал считать этого, как человек, пробуждающийся с ощущением здоровья, не думает о своем пульсе.

    Но к концу жизни Сергия едва ли вырывался из какой-либо православной груди на Руси скорбный вздох, который бы не облегчался молитвенным призывом имени св. старца. Этими каплями нравственного влияния и выращены были два факта, которые легли среди других основ нашего государственного и общественного здания и которые оба связаны с именем преподобного Сергия. Один из этих факторов — великое событие, совершившееся при жизни Сергия, а другой — целый сложный и продолжительный исторический процесс, только начавшийся при его жизни.

    Событие состояло в том, что народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарских полчищ в открытой степи и там повалился на врагов несокрушимой стеной похоронив их под своими многотысячными костями. Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и подумать их деды?

    Глаз исторического знания уже не в состоянии разглядеть хода этой подготовки великих борцов 1380 года; знаем только, что преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя русского ополчения, сказав: “Иди на безбожников смело, без колебания, и победишь”,— и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего на глазах преподобного Сергия и вместе с князем Димитрием Донским бившегося на Куликовом поле.

    Чувство нравственной бодрости

    Чувство нравственной бодрости, духовной крепости, которое преподобный Сергий вдохнул в русское общество, еще живее и полнее воспринималось русским монашеством. В жизни русских монастырей со времени Сергия начался замечательный перелом: заметно оживилось стремление к иночеству. В бедственный первый век ига это стремление было очень слабо: в сто лет 1240—1340 гг. возникло всего каких-нибудь десятка три новых монастырей. Зато в следующее столетие 1340—1440 гг., когда Русь начала отдыхать от внешних бедствий и приходить в себя, из куликовского поколения и его ближайших потомков вышли основатели до 150 новых монастырей.

    Таким образом, древнерусское монашество было точным показателем нравственного состояния своего мирского общества: стремление покидать мир усиливалось не оттого, что в миру скоплялись бедствия, а по мере того, как в нем возвышались нравственные силы. Это значит, что русское монашество было отречением от мира во имя идеалов, ему непосильных, а не отрицанием мира во имя начал, ему враждебных. Впрочем, исторические факты здесь говорят не более того, что подсказывает сама идея православного иночества.

    Эта связь русского монастыря с миром обнаружилась и в другом признаке перелома, в перемене самого направления монастырской жизни со времен преп. Сергия. До половины XIV в. почти все монастыри на Руси возникали в городах или под их стенами; с этого времени решительный численный перевес получают монастыри, возникавшие вдали от городов, в лесной глухой пустыне, ждавшей топора и сохи. Так к основной цели монашества, в борьбе с недостатками духовной природы человека, присоединилась новая борьба с неудобствами внешней природы; лучше сказать, эта вторая цель стала новым средством для достижения первой.

    Преподобный Сергий со своею обителью и своими учениками был образцом и начинателем в этом оживлении монастырской жизни, “начальником и учителем всем монастырем, иже в Руси”, как называет его летописец. Колонии Сергиевской обители, монастыри, основанные учениками преподобного или учениками его учеников, считались десятками, составляли почти четвертую часть всего числа новых монастырей во втором веке татарского ига, и почти все эти колонии были пустынные монастыри подобно своей митрополии. Но, убегая от соблазнов мира, основатели этих монастырей служили его насущным нуждам.

    До половины XIV в. масса русского населения, сбитая врагами в междуречье Оки и верхней Волги, робко жалась здесь по немногим расчищенным среди леса и болот полосам удобной земли. Татары и Литва запирали выход из этого треугольника на запад, юг и юго-восток. Оставался открытым путь на север и северо-восток за Волгу; но то был глухой непроходимый край, кое-где занятый дикарями финнами; русскому крестьянину с семьей и бедными пожитками страшно было пуститься в эти бездорожные дебри. “Много было тогда некрещеных людей за Волгой”, т. е. мало крещеных, говорит старая летопись одного заволжского монастыря о временах до Сергия. Монах-пустынник и пошел туда смелым разведчиком.

    Огромное большинство новых монастырей с половины XIV до конца XV в. возникло среди лесов костромского, ярославского и вологодского Заволжья: этот волжско-двинский водораздел стал северной Фиваидой православного Востока. Старинные памятники истории русской Церкви рассказывают, сколько силы духа проявлено было русским монашеством в этом мирном завоевании финского языческого Заволжья для христианской церкви и русской народности. Многочисленные лесные монастыри становились здесь опорными пунктами крестьянской колонизации: монастырь служил для переселенца-хлебопашца и хозяйственным руководителем, и ссудной кассой, и приходской церковью, и, наконец, приютом под старость.

    Вокруг монастырей оседало бродячее население, как корнями деревьев сцепляется зыбучая песчаная почва. Ради спасения души монах бежал из мира в заволжский лес, а мирянин цеплялся за него и с его помощью заводил в этом лесу новый русский мир. Так создавалась верхневолжская Великороссия дружными усилиями монаха и крестьянина, воспитанных духом, какой вдохнул в русское общество преподобный Сергий.

    Напутствуемые благословением старца

    Напутствуемые благословением старца, шли борцы, одни на юг за Оку на татар, другие на север за Волгу на борьбу с лесом и болотом.

    Время давно свеяло эти дела с народной памяти, как оно же глубоко заметало вековой пылью кости куликовских бойцов. Но память святого пустынножителя доселе парит в народном сознании, как гроб с его нетлеющими останками невредимо стоит на поверхности земли. Чем дорога народу эта память, что она говорит ему, его уму и сердцу? Современным, засохшим в абстракциях и схемах языком трудно изобразить живые, глубоко сокрытые движения верующей народной души.

    В эту душу глубоко запало какое-то сильное и светлое впечатление, произведенное когда-то одним человеком и произведенное неуловимыми, бесшумными нравственными средствами, про которые не знаешь, что и рассказать, как не находишь слов для передачи иного светлого и ободряющего, хотя молчаливого взгляда. Виновник впечатления давно ушел, исчезла и обстановка его деятельности, оставив скудные остатки в монастырской ризнице да источник, изведенный его молитвою, а впечатление все живет, переливаясь свежей струёй из поколения в поколение, и ни народные бедствия, ни нравственные переломы в обществе доселе не могли сгладить его.

    Первое смутное ощущение нравственного мужества, первый проблеск духовного пробуждения — вот в чем состояло это впечатление. Примером своей жизни, высотой своего духа преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее.

    Он вышел из нас, был плоть от плоти нашей и кость от костей наших, а поднялся на такую высоту, о которой мы и не чаяли, чтобы она кому-нибудь из наших была доступна. Так думали тогда все на Руси и это мнение разделял православный Восток, подобно тому цареградскому епископу, который, по рассказу Сергиева жизнеописателя, приехав в Москву и слыша всюду толки о великом русском подвижнике, с удивлением восклицал: “Како может в сих странах таков светильник явитися?”

    Преподобный Сергий своей жизнью, самой возможностью такой жизни дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем еще не все доброе погасло и замерло; своим появлением среди соотечественников, сидевших во тьме и сени смертной, он открыл им глаза на самих себя, помог им заглянуть в свой собственный внутренний мрак и разглядеть там еще тлевшие искры того же огня, которым горел озаривший их светоч.

    Русские люди XIV века

    Русские люди XIV века признали это действие чудом, потому что оживить и привести в движение нравственное чувство народа, поднять его дух выше его привычного уровня — такое проявление духовного влияния всегда признавалось чудесным, творческим актом; таково оно и есть по своему существу и происхождению, потому что его источник — вера.

    Человек, раз вдохнувший в общество такую веру, давший ему живо ощутить в себе присутствие нравственных сил, которых оно в себе не чаяло, становится для него носителем чудодейственной искры, способной зажечь и вызвать к действию эти силы всегда, когда они понадобятся, когда окажутся недостаточными наличные обиходные средства народной жизни. Впечатление людей XIV века становилось верованием поколений, за ними следовавших. Отцы передавали воспринятое ими одушевление детям, а они возводили его к тому же источнику, из которого впервые почерпнули его современники.

    Так духовное влияние преподобного Сергия пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из исторического воспоминания сделалось вечно деятельным нравственным двигателем и вошло в состав духовного богатства народа. Это имя сохраняло силу непосредственного личного впечатления, какое производил преподобный на современников; эта сила длилась и тогда, когда стало тускнеть историческое воспоминание, заменяясь церковной памятью, которая превращала это впечатление в привычное, поднимающее дух настроение. Так теплота ощущается долго после того как погаснет ее источник. Этим настроением народ жил целые века; оно помогало ему устроить свою внутреннюю жизнь, сплотить и упрочить государственный порядок.

    При имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной. Это возрождение и это правило — самые драгоценные вклады преподобного Сергия, не архивные или теоретические, а положенные в живую душу народа, в его нравственное содержание. Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо памятями деятелей, внесших наибольшее количество добра в свое общество.

    С этими памятниками и памятями срастается нравственное чувство народа; они — его питательная почва; в них его корни; оторвите его от них — оно завянет как скошенная трава. Они питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга.

    Творя память преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великими строителями нашего нравственного порядка, обновляем его, пополняя произведенные в нем траты. Ворота лавры преподобного Сергия затворятся и лампады погаснут над его гробницей — только тогда, когда мы растратим этот запас без остатка, не пополняя его.

    В.О. Ключевский (1841-1911)
    Исторические портреты.
    Деятели исторической мысли. / Сост., вступ.
    Ст. и примеч. В.А. Александрова.
    М.: Правда, 1991. 624 с.

    Акафист преподобному Сергию, игумену Радонежскому Чудотворцу

    фото

    Кондак 1

    Возбранный от Царя сил, Господа Иисуса, данный России воеводо и чудотворче предивный, преподобне отче Сергие! Прославляюще мы прославльшаго тя славы Господа, благодарственное пение воспеваем ти, ибо молитвами твоими от нашествия иноплеменных и скорбных обстояний нас присно избавляеши, яко имея дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободи, да зовем ти:
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Икос 1

    Ангелов Творец, предуведевый, по самовластному чистаго сердца твоего изволению, всеусердствующее Его воли исполнение, еще во чреве матерни трикратным возглашением, показа тя миру истиннаго служителя быти Святыя Троицы и научи всех вопити тебе сице:
    Радуйся, прежде век, яко имаши верный раб Христов быти, предусмотренный; радуйся, во оноже время во блаженное и небесное жилище предуставленный.
    Радуйся, от чрева матерня на службу Небеснаго Царя, яко воин, хотящий верен Ему быти, призванный; радуйся, яко благодатию Божиею оправданный.
    Радуйся, не точию России, но и всей вселенней прославленный; радуйся, трикратным твоим во чреве возглашением родителей и всех слышащих удививый.
    Радуйся, по рождении своем постное иноческое житие показавый; радуйся, от сосца матерня воздержание чудное явивый.
    Радуйся, яко в среду и пяток млека никакоже вкусивый; радуйся, родителей благих добрый и избранный плоде.
    Радуйся, радости скорбящим и милости с верою у тебе просящим подателю; радуйся, печалей злых во всяких приключениих отгонителю.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 2

    Видящи вся Россия и иныя страны данною тебе, преподобне отче Сергие, благодатию Божиею, с верою к святым твоим мощем приходящим, и скорое вспоможение, и присное преславное чудес творение, удивляются. И мы вси, веселящеся, яко имеем таковаго милостиваго помощника, Прославльшаго тя прославляюще и тя, благаго раба и вернаго слугу Господня, восхваляюще, вопием Ему: Аллилуиа.

    Икос 2

    Разум, еще сущу ти во чреве матерни, Святую Троицу прославити Иисус Христос даровавый, и веру крепкую, надежду несумненную, любовь истинную к Нему имети утвердивый, сподоби тя во имя Святыя Троицы преславный храм и обитель чудную устроити, и во ону множество инок собрати. Сего ради вернии научишася воспевати тебе тако:
    Радуйся, честное Пресвятыя Троицы носило и похваление; радуйся, добре стадо, тобою собранное, во спасение наставляяй.
    Радуйся, честный образе агнцем и пастырем; радуйся, правило веры и образе кротости духовныя.
    Радуйся, святыням чистое и непорочное жилище; радуйся, еще при жизни сподобивыйся видети Пресвятую Богородицу со двема апостолома.
    Радуйся, удостоивыйся во время совершения литургии сослужения ангельскаго; радуйся, во святую литургию в благодати Божией весь, аки во огни, стоящий.
    Радуйся, оным Божественным огнем, в потир вшедым, причастивыйся; радуйся, достоин бывый ангельскаго собеседования.
    Радуйся, преисполненный всякия благостыни; радуйся, чистоты душевныя и телесныя усердный хранителю.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 3

    Силою, данною ти свыше, будущая, яко настоящая, созерцая, возвещал еси и великому князю Димитрию о победе многочисленных прегордых агарян, хотящих Россию огнем и мечем опустошити, прорекл еси, и от своего иноческаго лика двух монахов на противных в помощь дал еси, и молитвою твоею святою к Богу вопия, на агаряны победу сотворил еси. За еже тя прославляюще и о таковой же твоей на сопротивных православному воинству помощи просяще, Богу вопием: Аллилуиа.

    Икос 3

    Имуще помышление родителие твои и людие о трикратном твоем во чреве матернем в церкви глашении и удивльшеся, разумеша нечто преславное и чудное быти: и по сих уведевше твое радостное рождение, радовахуся и радостная тебе приношаху, глаголюще:
    Радуйся, отроча добродушевное и благонадежное; радуйся, детище, всякия благодати Божия исполненное.
    Радуйся, пречудное в младенчестве постничество нам являяй; радуйся, оным многих приводяй во удивление и увеселяяй.
    Радуйся, яко с тобою всегда бе благодать Господня; радуйся, от юности твоея всем сердцем и мыслию Бога возлюбивый.
    Радуйся, кротость, смирение и бдение имевый; радуйся, вся мира сего красная, яко скоро исчезающая, презревый.
    Радуйся, вся плотския похоти Бога ради умертвивый; радуйся, многообразныя козни лукаваго силою Божиею победивый.
    Радуйся, многия люди от греховнаго пути ко Господу обративый и спасый; радуйся, яко тобою сладостей духовных исполняемся.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 4

    Бури жития мира сего, присно внутренними и внешними злострадании волнующагося, преподобне отче Сергие, избавився, пришел еси во пристанище немятежное небесное, на места злачна и прохладна, идеже потоцы сладости неисповедимыя, пища славы Божия нетленная, пения и гласы празднующих. Тамо почиваеши и веселишися, со всеми ангельскими силами поя Богу: Аллилуиа.

    Икос 4

    Слышаша, преподобне отче Сергие, ближнии и дальнии ангелоподобное твое житие и благодати чудес струю выну текущую, яко молитвою твоею прокаженнии очищаются, слепии прозирают, хромии ходят и разноообразных недуг с верою притекающии здравие улучают, сих избавльшеся, вопияху к тебе таковая:
    Радуйся, мироварнице, на вся недуги врачевание подавающая; радуйся, безмездно паче естества врачу скоромилостивый.
    Радуйся, милости превеликия и скорбным сострадания сокровище; радуйся, всеусерднаго о людех промышления приятелище.
    Радуйся, душу свою за человеки положити готовый; радуйся, увеселение и отрада к тебе прибегающим.
    Радуйся, мертвеца преславно молитвою твоею ожививый; радуйся, оскудение монастырское в пищи исполнивый.
    Радуйся, в сусе месте поток водный тещи у Бога испросивый; радуйся, яко таяжде вода, молитвою твоею исцеляющи недуги, чудодействует.
    Радуйся, чудес пучино, Богом излиянная; радуйся, желаемых благ пришедшим к тебе подателю.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 5

    Боготечная пресветлая звезда явился еси, преподобне отче Сергие, небо церковное украшаяй и всех блудящих по морю страстнаго жития сего данною тебе от Солнца Правды Христа Иисуса, истиннаго Бога, благодатию озаряяй, мрак печалей и мглу всяких недуг и скорбей прогоняяй, наставляеши всех к тебе с верою притекающих на путь спасенный, к вечному Небесному Отечеству ведущий, поющих Богу: Аллилуиа.

    Икос 5

    Видев преподобный Сергий, яко в мире сем всяческая суета и тлению причастна, потщася вседушно Превечному Богу благоугодити, и воистину не вотще потрудися: премени бо тленная на нетленная, наипаче же предстояния сподобися у страшнаго Престола Владычня в славе вечней. Темже вопием ему:
    Радуйся, яко идеже Христос в телеси, таможде и ты пребываеши; радуйся, тамо, яко в зерцале, в Бозе вся Ему любезная созерцаеши.
    Радуйся, яко созерцая в Нем молящихся ти о помощи, молитвою твоею им полезная ходатайствуеши; радуйся, скорый помощниче призывающим тя во бранех православным.
    Радуйся, молитвою твоею Российстей стране победы на противныя подаваяй; радуйся, скорбящим скоропредстательный утешителю.
    Радуйся, немощей телесных и душевных немздоприемный исцелителю; радуйся, многая чудеса благодатию Духа Святаго содеваяй.
    Радуйся, хромым хождение и слепым прозрение подаваяй; радуйся, грозд винный, питающий нас и веселящий.
    Радуйся, розго Христа лозы истинныя, мног плод в пособие православным творящая; радуйся, благий рабе и верный, и добрый делателю винограда Христова.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 6

    Проповедует держава Российская, богомудре Сергие, труды твоя и болезни, бдение же и сухоядение, ради душевнаго твоего спасения подъятыя, егоже ради прослави тя Господь славою Своею Божественною. Темже, яко рай насажденный, в Церкви явился еси, имущи древо жизни Самаго Господа, от Негоже вкусившии вся скоро гибнущая в мире сем презирают и радостно в прекрасный виноград вышний входят, идеже ты, предстоя Ему, вопиеши: Аллилуиа.

    Икос 6

    Возсия Церкви и стране нашей Российстей просвещение совершенных твоих добродетелей, преподобне отче Сергие, о нихже благодаряще Отца Небеснаго, давшаго тебе толикую благодать величия Своего, к тебе, яко к теплому о нас молитвеннику, радостная воспеваем тако:
    Радуйся, ангельское житие нам являяй; радуйся, страсти греховныя уставляяй.
    Радуйся, образе истиннаго смирения; радуйся, зерцало совершеннаго терпения.
    Радуйся, наставниче великий спасению; радуйся, приводяй грешных ко исправлению.
    Радуйся, известный исполнителю заповедей Христовых; радуйся, душ немощных исцеление.
    Радуйся, милостыню творити научаяй; радуйся, ризы и брашна немощным подавати повелеваяй.
    Радуйся, пустынниче, мирскую честь и богатство возненавидевый; радуйся, постниче, от юности Богу послуживый.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 7

    Хотя избран дом Духу Святому себе сотворити, потщался еси тесным и прискорбным путем, ведущим в жизнь вечную, взем на рамо свое Крест Христов, шествовати, еже благодатию Божиею от юности твоея непорочно в творениих заповедей Господних совершив, достигл еси уготованнаго тебе в небесном всевеселом пребывании воздаяния, и тамо благодарственно поеши Богу: Аллилуиа.

    Икос 7

    Новую благодать показа всех Творец и Владыка тебе, богомудре Сергие: аще бо и умерл еси на земли плотию, но душею в вышнем селении всегда жив сый, многая и преславная чудеса в мире живущим людем действуеши, и теплым твоим ходатайством пособствуеши, вопиющим к тебе таковая:
    Радуйся, девственниче душею и телом; радуйся, иноком наставниче предивный.
    Радуйся, душ наших радование; радуйся, быстрое нищим услышание.
    Радуйся, скорбящим приятное попечение; радуйся, чистоты усердный хранителю.
    Радуйся, ненадежным надеяние; радуйся, всея России увеселение.
    Радуйся, древо чудоточное рая Иисусова; радуйся, крине райскаго прозябения.
    Радуйся, миро Христова благоухания; радуйся, яко тобою приносится радование.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 8

    Странное и преславное чудо является притекающим к тебе, богомудре Сергие: ибо данною тебе Божиею благодатию с верою просящим немедленно от всяких многообразных телесных и душевных скорбей исцеляеши, от бед избавляеши, от напастей охраняеши, и всем всяко благополезное прошение исполняеши, и вопиеши Богу: Аллилуиа.

    Икос 8

    Весь еси, преподобне отче Сергие, в вышних, но и нижних не оставляеши: присно со Христом Царем Вечным царствуеши и нас, грешных и недостойных, пред Ним воспоминаеши, моляся о спасении нашем. Темже от усердия нашего вопием к тебе сице:
    Радуйся, оставльший имение и возлюбивый нищету Христову; радуйся, достигший к неистощимому богатству.
    Радуйся, Духу Святому подклонивыйся со всяким смирением; радуйся, воине Христов непобедимый явльшийся.
    Радуйся, крилома богомыслия сети вражия сокрушивый; радуйся, смирением возвышаемый, в вечныя кровы возлетевый.
    Радуйся, просвещенный внутрь благодатию; радуйся, истребивый страстей мглу душевредную.
    Радуйся, в подвизех дневных и нощных течение совершивый; радуйся, в невечернем дни Царствия Божия присно почиваяй.
    Радуйся, тамо снедения пищи разумныя сподобльшийся; радуйся, яко того блаженства от Бога вечно удостоивыйся.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 9

    Всякое естество ангельское удивися великому свыше тебе дарованию, яко на земли невещественное житие показал еси, и во плоти, аки безплотен, явился еси. Сего ради многих чудес творения от Господа прием, чистою и боголюбезною душею твоею Того благостию к Небесным причтен еси силам, в Небесех ныне поеши всесильному Богу: Аллилуиа.

    Икос 9

    Витии многовещаннии недоумеют достойно славити тя, достойный всякия славы, славне преподобне отче Сергие, ибо пачеестественная многая преславная чудодействия, еще жив сущь, показал еси, но и по смерти тая благодатию Божиею творити не престаеши. Мы же, любовию понуждаеми, дерзаем пети тебе сице:
    Радуйся, земный ангеле и небесный человече; радуйся, во плоти живый духовно, на земли небесно.
    Радуйся, в человечестве пребываяй ангельски, в мире премирно; радуйся, душевныма твоима очима выну Господа созерцавый.
    Радуйся, пред лицем Божиим, яко раб пред Господем, ходивый; радуйся, пред Оным, яко сын пред Отцем, яко ученик пред Учителем, шествовавый.
    Радуйся, яко воин пред Воеводою готов сый вся повеленная Им творити; радуйся, добрый стада своего иночествующих наставниче и правителю.
    Радуйся, шествовавый от силы в силу, дондеже явися тебе Бог богов в Сионе; радуйся, Единаго Господа возлюбивый и к Нему очеса своя выну имевый.
    Радуйся, во вся дни живота своего Его искавый и в Нем намерение полагавый; радуйся, ничесого на Небеси и на земли, разве Христа Иисуса, видети желавый.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 10

    Спасти хотя душу твою, в юности возраста своего отреклся еси воли своея и во знамение отсечения ея постригл еси власы главы своея, и был еси монах, покоривый себе воли Божией и начальником, от Него поставленным, ихже веления тако слушал еси, яко Самаго Господа, никогда же прекословя, но слову веления исполнением дела отвещавая. Всяческая же приключения благодарно, яко верный раб, от Господа приимал еси, Емуже на Небесех предстоя, ныне вопиеши: Аллилуиа.

    Икос 10

    Стена еси всем человеком, к заступлению твоему прибегающим, преподобне богомудре Сергие. Темже и нам, к тебе приходящим и милостиваго твоего во всяких нуждах заступления у Царя Небеснаго просящим, буди стена крепкая и ограждение непреоборимое, от всяких нас бед и напастей застеняя и ограждая, за еже мы вопием тебе таковая:
    Радуйся, воине Царя Небеснаго, не обязавыйся куплями житейскими, да Ему угоден будеши; радуйся, не восхотевый двема господинома, Богу и миру, работати, но Единому Богу точию.
    Радуйся, от юности на тело свое, на мир сей и диавола вооруживыйся; радуйся, постом, поклоны, стоянием на молитве, бдением умертвивый плоть свою.
    Радуйся, умертвивый оную прежде, нежели она жива страстем бяше; радуйся, мертву содеявый гортань противу приимания сластей.
    Радуйся, мертв сотворивый язык противу глаголания скверных, клеветных и ложных; радуйся, мертвы устроивый ушеса противу слышания душевредных.
    Радуйся, мертвы содеявый руце противу грабления и всяких зол творения; радуйся, мертво сотворивый чрево противу объядения и пиянства.
    Радуйся, мертва соделавый трудами чресла своя противу нечистоты; радуйся, мертвы сотворивый нозе противу течения в путь грешников и на совет нечестивых.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 11

    Пение благодарственное благотворителю Христу Иисусу, тя, преподобне отче, прославляюще, вси православнии взывают, яко даровал ти многих чудес силу творения: слепыя просвещати, прокаженныя очищати, больныя врачевати, бесныя от демонскаго дручения свобождати, толико сильне, якоже и не у приведенным к тебе бывшим бесным, еще на пути демони от них отбегаху и ктому не возвращахуся, боящеся в тебе силы Божия, юже выну в Небесех прославляя, вопиеши Богу: Аллилуиа.

    Икос 11

    Светозарное светило в православной Российстей державе и во всей вселенней благодатию немерцающаго Солнца, Христа Иисуса, просвещающею возсиявшее, зрим тя, богомудре отче: с невещественными бо в вышних предстоя Престолу Троицы Пресвятыя, радости превеликия исполнен еси и Божественными лучами Трисолнечнаго Света осияваемь, облистаеши верныя, вопиющия к тебе таковая:
    Радуйся, возшедый на гору превысоку добродетелей Божественных; радуйся, яко от тоя удобь возшел еси на гору небесную.
    Радуйся, яко от обители земныя во обитель небесную водворился еси; радуйся, яко восходя тамо душею, нам мощи твоя святыя оставил еси.
    Радуйся, яко мощи твоя исцелевают всякия скорби и болезни; радуйся, яко мощей твоих демони трепещут.
    Радуйся, яко твоя мощи комуждо в приключшихся печалех бывают увеселение; радуйся, душею востекий в Сион Горний к Царю Небесному.
    Радуйся, яко тамо предстоя, о всех к Нему тепле ходатайствуеши; радуйся, яко благоутробие Его о всех чтущих память твою умилостивляеши.
    Радуйся, стране нашей на противных победу молитвою твоею содеваеши; радуйся, всем верным всякое прошение во их пользу исполняеши.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 12

    Благодать, данную ти от Бога, сведуще, тебе, приснаго нашего милостиваго отца, прилежно просим: пролей ныне теплую твою молитву о нас, грешных, ко Господу, яко да презрев вся наша согрешения, дарует победы на враги, яко царю Константину на Максентиа, яко Давиду на Голиафа; державу Российскую да укрепит, Церковь Свою Святую от распрей и расколов непозыблему да сохранит, обилие всяких плодов земли да дарует и вся православныя христианы да спасет и помилует, чесого от Него твоими молитвами улучити ожидающе, вопием Ему: Аллилуиа.

    Икос 12

    Поюще дивнаго во святых Своих Царя Небеснаго, прославльшаго тя, вернаго Своего раба, преподобнаго отца Сергия, милостивое твое, скорое нам во всяких нуждах и печалех поможение прославляем, ибо в тебе в Троице прославляемый Бог наш преславным многим чудодействием дивно прославися, о чесом удивляющеся вопием к тебе сице:
    Радуйся, великославный Российский наш заступниче, отче Сергие; радуйся, совершенный в добродетелех человече.
    Радуйся, дивный подражателю совершенства Отца нашего Небеснаго; радуйся, преблагий и добрый наставниче иноков.
    Радуйся, образе пустынножителей и устроителю общаго жития; радуйся, всех православных скорый помощниче и заступниче.
    Радуйся, Царя Небеснаго и Бога известный умилостивителю; радуйся, многажды заступлением твоим прошения предваряяй.
    Радуйся, покрове, Богом зданный, имже покрываются мнози; радуйся, ленивых подвигнувый твоими христоподражательными нравы.
    Радуйся, доброзрачное света евангельскаго всесветлое сияние; радуйся, Трисолнечнаго Святыя Троицы света выну просвещающее озарение.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 13
    (читается трижды)

    О чудотворче преславный и заступниче всем нам во всяких бедах и скорбех скорый и пречудный, богомудре отче Сергие! Нынешнее наше приими приношение и богоприятным твоим ходатайством умоли Господа сил силу свыше православному нашему воинству на сопротивныя подати, и нам всем, Того благодатию очистившимся, от геены избавитися, и грядущая в Небесех благая улучити, вопиющим Ему: Аллилуиа.

    Икос 1
    (читается повторно)

    Ангелов Творец, предуведевый, по самовластному чистаго сердца твоего изволению, всеусердствующее Его воли исполнение, еще во чреве матерни трикратным возглашением, показа тя миру истиннаго служителя быти Святыя Троицы и научи всех вопити тебе сице:
    Радуйся, прежде век, яко имаши верный раб Христов быти, предусмотренный; радуйся, во оноже время во блаженное и небесное жилище предуставленный.
    Радуйся, от чрева матерня на службу Небеснаго Царя, яко воин, хотящий верен Ему быти, призванный; радуйся, яко благодатию Божиею оправданный.
    Радуйся, не точию России, но и всей вселенней прославленный; радуйся, трикратным твоим во чреве возглашением родителей и всех слышащих удививый.
    Радуйся, по рождении своем постное иноческое житие показавый; радуйся, от сосца матерня воздержание чудное явивый.
    Радуйся, яко в среду и пяток млека никакоже вкусивый; радуйся, родителей благих добрый и избранный плоде.
    Радуйся, радости скорбящим и милости с верою у тебе просящим подателю; радуйся, печалей злых во всяких приключениих отгонителю.
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Кондак 1
    (также читается повторно)

    Возбранный от Царя сил, Господа Иисуса, данный России воеводо и чудотворче предивный, преподобне отче Сергие! Прославляюще мы прославльшаго тя славы Господа, благодарственное пение воспеваем ти, ибо молитвами твоими от нашествия иноплеменных и скорбных обстояний нас присно избавляеши, яко имея дерзновение ко Господу, от всяких нас бед свободи, да зовем ти:
    Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче.

    Молитва преподобному Сергию Радонежскому

    О священная главо, преподобне и Богоносне отче наш Сергие, молитвою твоею, и верою, и любовию, яже к Богу, и чистотою сердца, еще на земли во обитель Пресвятыя Троицы душу твою устроивый, и ангельскаго общения и Пресвятыя Богородицы посещения сподобивыйся, и дар чудодейственныя благодати приемый, по отшествии же твоем от земных наипаче к Богу приближивыйся, и небесныя силы приобщивыйся, но и от нас духом любве своея не отступивый, и честныя твоя мощи, яко сосуд благодати полный и преизливающийся, нам оставивый! Велие имея дерзновение ко Всемилостивому Владыце, моли спасти рабы Его, сущей в тебе благодати Его верующия и к тебе с любовию притекающия. Испроси нам от Великодаровитаго Бога нашего всякий дар, всем и коемуждо благопотребен, веры непорочны соблюдение, градов наших утверждение, мира умирение, от глада и пагубы избавление, от нашествия иноплеменных сохранение, скорбящим утешение, недугующим исцеление, падшим возставление, заблуждающим на путь истины и спасения возвращение, подвизающимся укрепление, благоделающим в делах благих преуспеяние и благословение, младенцем воспитание, юным наставление, неведущим вразумление, сиротам и вдовицам заступление, отходящим от сего временнаго жития к вечному благое уготовление и напутствие, отшедшим блаженное упокоение, и вся ны споспешествующими твоими молитвами сподоби в день Страшнаго суда шуия части избавитися, десныя же страны общники быти и блаженный оный глас Владыки Христа услышати: приидите, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира. Аминь.

    фото

    Источник — http://www.pravaya.ru/

    Просмотров: 242 | Добавил: providenie | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 39

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году