Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Одежда от "Провидѣнія"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа

    Посм., ещё видео


Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2019 » Март » 10 » • Такие в светлом будущем не нужны... •
12:08
• Такие в светлом будущем не нужны... •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Коротко о разном
  • Забавный документ
  • Одного сожгли
  • Такие в светлом будущем
  • Говорящая фамилия
  • Религиозное...
  • Отчет Совета по делам религий
  • С аукционов. Польша 1939
  • Действия КГБ по сокрытию
  • Под расстрельные статьи
  • Генерал Токарев о расстрелах
  • Об изъятии из писем фотоснимков
  • Новочеркасский расстрел 1962
  • Криворожский народный бунт 1963 г
  • Выезжающим в капстраны
  • Ссылки по теме
  • Одежда от "Провидѣнія"
  • Помочь, проекту "Провидѣніе"
  • Коротко о разном...

    фото

    Забавный документ

    фото

    фото

    фото

    фото

    Одного сожгли, но ничего не сказал...

    фото

    ЦДАГОУ ф.62, оп.1, д.1543, л.48

    Такие в светлом будущем не нужны...

    фото

    фото

    Говорящая фамилия младшего лейтенанта ГБ Пидорец

    фото

    Религиозное...

    "...Обязать агентов из числа епископов, участников предсоборного ноябрьского совещания, по прибытии в Москву, связаться с работниками 5 Отдела 2 Управления НКГБ СССР по телефонам:
    К-4-24-00 спросить Александра Ивановича..."

    фото

    фото

    Фуров В. Отчет Совета по делам религий - членам ЦК КПСС (1974)

    фото

    Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу >>> www.odinblago.ru/

    С аукционов. Польша 1939

    фото

    фото

    фото

    фото

    Действия КГБ по сокрытию и уничтожению массового захоронения в Пятихатках

    Историческая справка:

    В результате военных действий в Польше к началу ноября 1939 года Красная Армия взяла в плен около 240 тысяч польских военнослужащих. Из них 39 тысяч удерживались в советских лагерях. Часть из них руководство НКВД разместило в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях НКВД для военнопленных. Нарком Берия обращается к Сталину с предложением: «Дела о находящихся в лагерях военнопленных — 14,700 человек бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков, а также дела об арестованных и находящихся в тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии в количестве 11,000 человек членов различных к-р шпионских и диверсионных организаций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебежчиков — рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела.»

    5 марта 1940 года Политбюро ЦК ВКП(б) под руководством Сталина принимает решение: «Дела бывших польских офицеров рассмотреть в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела. Рассмотрение дела провести без вызова арестованных и без предъявления обвинения… Рассмотрение дел и вынесение решения возложить на тройку, в составе т.т. Меркулова, Кобулова и Баштакова (начальник 1-го спецотдела НКВД СССР).»

    В соответствии с приказом НКВД СССР № 00350 от 22 марта 1940 года «О разгрузке тюрем НКВД УССР и БССР», пленных польских офицеров из Старобельского лагеря направили в распоряжение УНКВД СССР по Харьковской области. Там их в период с 5.04.1940 по 12.05.1940 расстреляли.

    Прошло 29 лет... В июне 1969 года в лесу на окраине Харькова местные подростки раскопали место массового захоронения людей. Пенсионер КГБ Галицын, работавший с довоенных лет шофером в органах госбезопасности и участвовавший в исполнении приговоров о высшей мере наказания, пояснил, что в апреле-мае 1940 года при его участии было исполнено решение о расстреле польских офицеров и генералов, которые и захоронены в лесу около Пятихаток. Тогда составы с пленными поляками привозили на Южный вокзал Харькова. Оттуда на грузовиках их отвозили на улицу Дзержинского, где расстреливали в подвальных помещениях внутренней тюрьмы НКВД. Затем тела расстрелянных вывозили и доставляли в 6-й район лесопарковой зоны Харькова, на территорию санатория НКВД, в полутора километрах от села Пятихатки. Галицын также рассказал, что вместе с поляками расстреливали и советских граждан, приговоренных к ВМН в 1940 года. Одним словом, в 1969 году чересчур любопытные подростки создали большую проблему для тогдашнего руководства партии и КГБ.

    И вот как эту проблему решали:

    Начальник УКГБ по Харьковской области генерал-майор П.Фещенко сообщает об обстоятельствах дела председателю КГБ республики генерал-полковнику В.Никитченко. Читаем документ:

    фото

    фото

    фото

    Буквально через день председатель КГБ республики генерал-полковник В.Никитченко пишет записку секретарю ЦК Компартии Украины П.Шелесту. В нем дословно цитируется сообщение из Харькова от Фещенко, но прибавляется и своё — Никитченко сообщает идею дезинформации, которую КГБ собирается распространять в виде слухов для местного населения. Дескать, во время оккупации в этих местах немцы расстреливали и хоронили своих дезертиров. Кроме того, в этом же месте закапывали и умерших от опасных инфекционных болезней (тиф, холера и т.п.), поэтому посещение этой территории опасно. Никитченко предлагает засыпать это место хлоркой, а сверху грунтом. На письме стоит резолюция Шелеста: «С мероприятиями согласен».

    фото

    В тот же день Никитченко отправляет такую же записку и своему непосредственному начальнику в Москве — председателю КГБ СССР Ю.Андропову.

    12 июня начальник УКГБ по Харьковской области генерал-майор П.Фещенко сообщает начальнику в Киев, что проведено обследование «спецобъекта», установлена его площадь и количество захоронений. Обращается внимание, что в этой зоне расположены пионерские лагеря, больницы, дома отдыха. Фещенко пишет, что так как «спецобъект» обнаружен местным населением, он установил там милицейский пост, но подростки в лесу все равно копают. Поэтому, есть предложение ликвидировать захоронения «путем применения химикатов». Расходы по ликвидации «спецобъекта» составят 10 тысяч рублей. К записке приложен план территории и мероприятий по уничтожению захоронения.

    19 июня Фещенко снова пишет Никитченко о результатах своей поездки в Москву, где он доложил о планах ликвидации захоронений Андропову и его заместителю Цвигуну. Товарищи в Москве поддержали планы харьковских чекистов и помогли организовать доставку необходимой техники, а также создали специальный штат сотрудников под видом "закрытого объекта КГБ" со штатом в 21 единицу для обеспечения охраны и основных работ по ликвидации могил.

    фото

    фото

    фото

    фото

    Однако до конца уничтожить захоронения не удалось и летом 1991 года начались раскопки могил. За пять лет были извлечены останки 4302 польских военнослужащих, имена 3820 из которых удалось установить по найденным документам и личным вещам. Операция по сокрытию преступления не удалась.

    Многие из казненных поляков в сентябре 1939 года участвовали в боях с вермахтом, обороне Львова, Брестской крепости, Гродно. Эти люди были полны желания сражаться с нацистами, но большевики казнили их. В день сотрудники НКВД расстреливали примерно по 100-200 человек. После выполнения этого "важного задания" большая группа сотрудников НКВД была награждена боевыми орденами СССР и денежными премиями.

    17 июня 2000 года на месте массовых захоронений был сооружён мемориальный комплекс, где установлены таблички с фамилиями каждого казнённого польского офицера. Среди них - отец известного польского режиссёра Анджея Вайды, которого вместе с другими польскими офицерами расстреляли в Харькове в 1940 году.

    фото

    Генерал Плисовский командовал обороной Брестской крепости в сентябре 1939 года. Расстрелян НКВД в Харькове весной 1940 года.

    Интересно, что когда немцы передали Брест частям РККА в 1939, Брестская крепость еще не была взята ими полностью. В одном из фортов продолжали упорное сопротивление бойцы 82-го полка польской армии во главе с капитаном Вацлавом Радзишевским. Пришлось красноармейцам "доштурмовывать" крепость, так и не взятую вермахтом.

    Источники:

    Дело №1 https://drugoi.livejournal.com/4095276.html
    Казни польских офицеров в Харькове ru.wikipedia.org
    Брестская крепость. Неизвестная оборона brestcity.com

    «Своих родственников я под расстрельные статьи подводил, чтобы разговоров не было»

    От редакции: Этот материал - подлинные воспоминания следователя НКВД о своей "работе". Вряд ли он в нём "сгустил краски" - скорее, наоборот - по свойству человеческой натуры обелять себя. Прочитать этот текст стоит всем, в том числе поклонникам советской власти, коммунизма и лично товарища Сталина.

    Интервью с бывшим следователем горотдела НКВД города Томска Антоном Карташовым (по другим данным — Карташев) было записано в 1989 году Сергеем Девяниным. Антону Карташову удалось избежать репрессий как в сталинское время, так и после «развенчания культа личности». Потом долгое время он работал адвокатом в Томской коллегии адвокатов.

    фото

    Антон Степанович Карташов, 1936

    "В начале 30-х годов через рабфак я поступил на учебу в Томский государственный университет. Но учиться долго и закончить мне его не удалось. В 1932 году меня вызвали в органы НКВД и предложили из ТГУ перейти туда на работу в качестве следователя. Я дал согласие и перешел на работу в Томский городской отдел ОГПУ. Надо сказать, что большой радости я тогда, как помнится, не испытал.

    В качестве следователя вел дела как уголовные, так и дела контрреволюционеров, то есть, по 58-й статье. Мне было присвоено звание «сержант ГБ», а к 1937 году я получил звание «лейтенанта ГБ».

    Тогда продвижение по службе шло очень быстро, кадры менялись: кого переводили в другое место, кого на повышение за усердие в работе, а кого … и в яму. Отказаться от службы в органах было исключено, так как сразу получал штамп «политически неблагонадежного» и «не преданного Советской власти». А это было чревато в те времена самыми серьезными последствиями для отказавшегося.

    Служба моя проходила в двух зданиях по улице Ленина 42 и 44, но большей частью – в малом здании. Там, в верхних этажах находились служебные помещения и кабинеты следователей, а «контра» содержалась обычно внизу в подвальных камерах для арестованных. Были там и отъявленные уголовники, «жулики», да в эти подвалы они не часто попадали.

    Здание НКВД на Ленина 44, в котором с 1923 по 1944 годы находился Томский горотдел НКВД. Сейчас тут находится музей "Следственная тюрьма НКВД"

    Что касается Большого здания на Ленина 42 (речь идет о здании, где сейчас находится художественная школа №1 и музыкальная школа №2 — прим. ред.), то там были кабинеты и начальников отделов, отделений, кабинеты начальника Томского горотдела НКВД. Его до 1936 года занимал капитан ГБ Подольский. (прим.ред. - в мартирологе музея «Следственная тюрьма НКВД» есть информация о Подольском Матвее Мироновиче. Расстрелян в Москве в 1938 году). Когда Подольского перевело Краевое Управление НКВД в Новосибирск, на его место прислали из Кузбасса капитана Ивана Овчинникова.

    фото

    Сотрудник НКВД Иван Овчинников
    Тюремное фото из следственного дела

    Вот это был рвач. Веселый всегда, наглый. Служака без принципов. Бабу мимо себя не пропустит. С нас три шкуры драл, разносы устраивал, только держись. «Количество увеличить, сроки сократить!». В день в 1937 году через руки одного следователя проходило по 20-25 дел, а он орал: все мало. «Увеличить!». Я его не уважал, но побаивался, да и все побаивались. Помню, всегда начищен, наглажен, «Шипром» за версту несло от него. Арестантов, наиболее запирающихся, или от кого надо было получить наиболее важное показание, доставляли к нему в кабинет. Там они у Овчинникова язык-то быстро развязывали. На следственные выдумки был неистощим, и нас тому же учил. Одного «ничего не знающего» голой задницей на раскаленный котел кочегарки посадили «яйца поджарить», быстро заговорил.

    Некоторых, когда пол над котельной железный сделали из листового металла, в эту подсобку запирали. Так пол от котла раскалится, а они там в голом виде пляшут, как на еврейской свадьбе.

    Все расскажешь, когда паленым мясом запахнет, да еще и своим. Все, что знал, и чего не знал, что не ведал. Ну, другие следователи делали, им начальство приказывало, так как на применение физических методов специальное разрешение нужно было. А это такая волокита, столько инстанций и кабинетов нужно было пройти. Нет, просто так не били, вежливость соблюдали с арестантами, на «Вы» их называли. Да, вот о кабинетах. Это вверху, на этажах, а внизу, под зданием подвал, а в нем камеры. Сколько сидело? Да, по-разному. Иной раз и пустые были, а были периоды, когда в камере, рассчитанной на десять-двенадцать человек, находилось 70-140. Были и следственные камеры.

    Там же, при спуске с первого этажа в подвал, справа, точно не помню, комната для расстрельной команды была. Комната отдыха. У одного собака с ним постоянно была, овчарка очень злая, на людей кидалась. Тех, кого расстреливать собирались, готова была разорвать. В этой комнате запах всегда стоял, как говорил Райкин, специфический. Пахло псиной, человеческим дерьмом и винным перегаром. Команде разрешалось выпивать на работе, даже как бы обязаны были. Это в паек входило, в усиленный. Фамилий, кто был в команде я не помню. Да и менялись они. Работа та вроде как повышенной нервной отдачи требовала.

    Прокурор города Томска Лаптев, ну такой дотошный был, все ему не так, все не эдак. Дела на доследование любил возвращать, придирался. Вот и допридирался. Когда в 1937 году сам попал к нам в качестве арестанта, то быстро заговорил. Такая контрреволюция скрывалась в нем! Его сначала поджарили, а затем подморозили, тоже специальная холодная камера была. Лоск и жир быстро сошли. Но я его дела не вел.

    Были ли побеги из внутренней тюрьмы гороотдела НКВД? Да, конечно. Один. Из подвала малого здания. Их там в камере 150 человек сидело, из них один уголовник, то ли Николай Дураков, то ли Иван. Так он здоровый физически был, черт, решетку раскачал и выдрал из окна. А окно на улицу выходило. Ну и говорит контрам: кто со мной? Бежим, все равно нас не выпустят, убьют, как куропаток. Он убежал, а больше никто их этих дураков-контриков не побежал. Остались в камере, а умный Дураков удрал и с концами. Так и не нашли его. Это в 1937 или в 1938 годах было. Я его в 1959 или в 1960 в Томске встретил. Она на заводе имени Вахрушева инженером только устроился работать. Приезжий и на пенсии уже.

    Ко мне на следствие в 37-38 годах односельчане из моей родной деревни стали попадать, в том числе родственники, Карташовы. Дядья там, племянники, братья всякие. Ну, чтобы в деревне разговоров не было, я их всех под расстрельные статьи подводил. А вот дядю одного своего пожалел. В детстве он меня на охоту брал, учил охотиться. В общем, пожалел гада, вместо расстрела срок ему, 20 лет накрутил. Думал, что за столько лет в лагере подохнет, а у меня совесть будет чиста. А жалости в нашем деле не должно быть. Вот и пострадал за свою доброту. Дело было так. Когда Берию разоблачили, стали искать стрелочников на местах. Многих из органов вычистили. Меня тоже уволили.

    Это в 1957 или 1958 год был. Куда податься? Я все-таки был в звании майора. Образования, специальности никакой, только ТГУ неоконченный и межкраевая школа НКВД в Новосибирске за плечами. Оказался я на улице, но нашлись добрые люди, направили меня в родную деревню председателем колхоза.

    Предложение было такое, а так по детству помню, хорошие места, где можно поохотиться. Я и согласился. Приехал, в должность вступил, работа пошла. Как-то раз краем поля верхом на лошади ехал, поля объезжал.

    Вдруг выстрел из кустов. Стреляли в меня, а попали в лошадь. Лошадь упала, я кустами, лесочками бежать, аж до самого Томска. Понял, что кто-то про меня прознал. В обком партии пошел, там мне работу подыскали, адвокатом устроился работать. Так до пенсии и проработал. Стрелял кто? А я потом узнал, что это дядя мой, 20 лет отсидел и вернулся. Убить хотел. Вот он и стрелял, которого я в 37 году пожалел. Вот так он отблагодарил меня. Ну, конечно, доказать мне ничего против него не удалось, улик никаких. А в родные края, пока он не умер, я не рисковал появляться, да и вообще меня туда не тянет.

    фото

    Что собой представлял лагерь в Колпашево? Заключенные в лагере жили хорошо. Ну вот работали, например, на разгрузке баржи с мукой и зерном, набивали карманы.

    Потом кашу варили, лепешки стряпали. Разгружали рыбу, были рыболовные бригады из зэков, так что и рыба у них была, да, что говорить, в годы войны они питались чуть ли не лучше, чем те, кто их охранял. Да и работников милиции тоже лучше питались.

    фото

    Колпашевский Яр сверху, снят летом 1979 года
    (Фото: Автор Николай Панфилов)

    Что запомнилось из службы в Колпашево? Это операция по поимке дезертиров Пьянковых. Их долго призвать на фронт не удавалось. Таежники, охотники, ходы и выходы, все тропы в тайге знали. В поселки только за порохом, спичками и солью ходили. Ну, все же призвали и на фронт отправили. Отец и сын. Там они обмундирование, автоматы получили, а до фронта не доехали. Бежали. Дезертировали. И опять в родную тайгу. Это недалеко от поселка Инкино Колпашевского района. В районе староверского поселка Малгет они скрывались. Проводник один помог милиции выйти на их логово в тайге. Там землянка по всей форме, с печкой, а рядом будешь стоять и не сразу заметишь.

    В Малгете старик со старухой жили, так вот они их убили и полотенце взяли. Вот по полотенцу их и вычислили, как убийц. Операцию по поимке разрабатывал я, я же руководил поимкой. С помощью проводника вышли на их землянку. Гранату кинули, из автомата выстрелили разок, те опешили, растерялись и сдались. Не ожидали, что их вычислят. Ну, конечно, следствие, срок, посадили их. Посидели дезертиры Пьянковы недолго. Тут амнистия вышла, их и выпустили.

    Меня в Колпашево встречали когда, улыбались, а так опять в тайге, как лешаки жили. Вот, наверное, самое запомнившееся из службы в Колпашево.

    фото

    Антон Степанович Карташов, 1954 год
    (Фото: blog.stepanivanovichkaragodin.org)

    На этом воспоминания бывшего НКВД-шника заканчиваются. В примечаниях к воспоминаниям говорится, что встреч с Карташовым было около 20. Не всегда охотно говорил бывший сотрудник НКВД, но встречал приветливо. Веселый, улыбчивый, с большим чувством юмора, с катетером и баночкой мочи. Дверь держал на запоре постоянно, на стук долго не открывал. Играл роль радушного хозяина, но иногда интервьюер замечал настороженный внимательный взгляд, порой – колючий.

    *В подвалах зданиях, где раньше располагался горотдел НКВД города Томска находили останки людей. Расстрелы, по словам Василия Ханевича, были в конце 20-х — начале 30-х годов. В 1937 году и в послевоенные года массовых расстрелов в подвалах не было.

    Лидия Симакова

    Генерал Токарев о расстрелах в Медном в 1940 году

    Видео о поляках..

    Допрос следователями Главной военной прокуратуры СССР генерал-майора госбезопасности Сопруненко, бывшего начальника Управления по делам военнопленных и интернированных об обстоятельствах расстрела польских военнопленных в 1940 году. Запись сделана в 1991 году.

    Видео - Отрывок допроса генерал-майора Петра Сопруненко

    И ещё один кусок допроса генерала Токарева.

    Видео - Допрос генерал майора Токарева Эпизод 2

    В сеть выложили фрагмент известного допроса генерал-майора КГБ Дмитрия Токарева главной военной прокуратуре в марте 1991 года.

    Видео - Отрывок допроса генерал-майора Токарева

    Свидетельские показания генерал-майора КГБ в отставке Токарева о расстреле весной 1940 года органами НКВД польских военнопленных в Калининской области.

    Об изъятии из писем фотоснимков изувеченных инвалидов Отечественной войны

    фото

    «УТВЕРЖДАЮ»
    ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРКОМА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР
    Комиссар госбезопасности 2 ранга
    КОБУЛОВ

    Сов.секретно

    26 января 1945 г.

    г.Москва

    НАЧАЛЬНИКАМ ОТДЕЛОВ И ОТДЕЛЕНИЙ «В» НКГБ–УНКГБ НАЧАЛЬНИКАМ ОТДЕЛОВ И ОТДЕЛЕНИЙ ВОЕННОЙ ЦЕНЗУРЫ НКГБ ФРОНТОВ, АРМИЙ, ФЛОТОВ и ФЛОТИЛИЙ

    Об изъятии из писем фотоснимков изувеченных инвалидов Отечественной войны

    За последнее время отмечены случаи пересылки в письмах одиночных и групповых фотоснимков инвалидов Отечественной войны, изувеченных тяжелыми ранениями на фронте. Так как не исключена возможность организованной засылки таких фотоснимков вражескими элементами в провокационных целях, при цензурировании писем, в которых пересылаются фотоснимки инвалидов Отечественной войны, необходимо руководствоваться следующим:

    1. Фотоснимки инвалидов Отечественной войны, демонстрирующие увечье, полученное в результате тяжелых ранений на фронте (ампутирование конечностей, обезображение лица, ослепление и др.), из писем изымать, а письма пропускать по адресу, если они по содержанию не носят отрицательного характера.

    2. В случае злонамеренного распространения в письмах нежелательных фотоснимков необходимо эти письма подвергать конфискации и вместе с фотоснимками направлять в соответствующие органы НКГБ или контрразведки «Смерш» для оперативных выводов в отношении злоумышленников.

    3. Изъятые из писем фотоснимки обязательно регистрировать для справок на случай поступления жалоб об утере.

    ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА «В» НКГБ СССР Подполковник госбезопасности Гутерман

    Верно: [Жаркова]

    ГА СБ Украины, ф.9, д.223-сп, л.38–38 об. Заверенная копия, машинопись.

    Новочеркасский расстрел 1962 - достойная страница истории Советской власти

    К началу 1960-х гг. в СССР серьезно ухудшилось экономическое положение. Недостаток хлеба стал настолько ощутим, что Хрущев впервые решился на закупку зерна за границей, тем не менее начались перебои со снабжением. В магазинах выстраивались очереди.

    фото

    31 мая 1962 г. было опубликовано постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о повышении розничных цен с 1 июня на масло и мясо, на 25 и 30 % соответственно. Несмотря на то, что повышение цен было названо «временным», которое «представители трудового народа с полным пониманием одобряли», недовольство населения вылилось в забастовки и волнения во многих городах, поскольку это совпало со снижением рабочих тарифов по всему СССР. К тому же годом ранее, в 1961 году, ХХII съезд КПСС провозгласил построение к 1980 году давно обещанного коммунизма, а тут такой сюрприз…

    фото

    По свидетельствам очевидцев тяжело раненных добивали прямо на площади выстрелами в голову.

    Лишь на первый взгляд это была бытовая, потребительская причина. Прорвалось подспудное многолетнее сопротивление народа власти КПСС, устроившей тогда же и свою вторую «безбожную пятилетку». Это понимала и власть, поэтому на экономические протесты рабочих она повсюду отвечала пулями и репрессиями.

    фото

    Наиболее кровавые события произошли в г. Новочеркасске Ростовской области. С 1 января 1962 г. на Новочеркасском электровозостроительном заводе им. Будённого (НЭВЗ) на треть увеличили нормы выработки и соответственно снизилась зарплата.

    Одновременное повышение цен было воспринято рабочими как издевательство. 1 июня перед началом смены формовщики сталелитейного цеха стали обсуждать повышение цен.

    На заводе находился заведующий промышленным отделом Ростовского обкома КПСС Бузаев, который взялся разъяснять рабочим эту «временную меру в строительстве коммунизма».

    Стали подходить рабочие других участков и цехов, и начался стихийный митинг. В ответ директор завода Курочкин презрительно бросил: «Не хватает на мясо, ешьте пирожки с ливером!» Эта фраза вызвала всеобщее возмущение, люди пошли по цехам с призывом к забастовке, на тревожный заводской гудок стали прибывать рабочие других смен.

    фото

    К 11 часам перед заводоуправлением собралась огромная толпа рабочих протестующих против повышения цен и снижения расценок. К 16 часам на завод прибыли первый секретарь Ростовского обкома КПСС, председатель облисполкома, председатель совнархоза, другие ответственные работники области города и всё руководство завода. Но они лишь пересказывали официальное Обращение ЦК КПСС и уговаривали народ разойтись. Не видя ответа на свой вопрос «Как жить дальше?», рабочие сорвали со здания заводоуправления портрет Хрущева и подожгли его.

    С 18 до 19 часов к заводоуправлению были подтянуты сводные части милиции в форме, численностью до 200 человек. Милиция попыталась оттеснить митингующих с территории завода, но была смята толпой. Затем подъехали 5 машин и 3 БТРа с солдатами, которые выстроились возле машин. Толпа встретила их руганью и оскорблениями. Солдаты не предприняли никаких активных действий и через некоторое время погрузились обратно в машины и уехали.

    Основной их задачей было отвлечь внимание толпы на себя, пока переодетая в гражданское группа спецназовцев и офицеров КГБ выводила запасным входом из здания блокированное руководство во главе с первым секретарем. В течение вечера и ночи митинг продолжался.

    фото

    Весть о забастовке быстро разнеслась по всему городу, к бастующим присоединились рабочие других заводов. Чтобы привлечь внимание рабочих близлежащих городов, в 12 часов рабочие перекрыли железную дорогу и остановили поезд Ростов-Саратов. На одной из опор укрепили плакаты «Мясо, масло, повышение зарплаты», «Нам нужны квартиры». На остановленном локомотиве, кто-то написал слова «Хрущёва на мясо!». Этот лозунг появился и в других местах. Вечером 1 июня была предпринята новая попытка усмирить рабочих, но рабочие разогнали милицию.

    фото

    Бастующие попытались занять районную газораспределительную станцию для ее отключения и остановки работы промышленных предприятий. Но прибывшие внутренние войска очистили газораспределительную станцию от бастующих, взяли ее под охрану и арестовали около 30 человек. Взяли под охрану все жизненно важные городские объекты: госбанк, почту, телеграф, радиоузел, административные здания.

    фото

    К вечеру 1 июня в Новочеркасск для устрашения ввели также танки и бронетранспортеры, с помощью воинских частей вытеснили с территории завода и к трём часам ночи рассеяли около четырёх тысяч рабочих, взяли завод под военную охрану, установили в городе комендантский час, арестовали двадцать два «зачинщика».

    На следующее утро 2 июня пришедшие к заводу рабочие увидели завод и железную дорогу в оцеплении вооруженных солдат. На требование офицеров приступить к работе рабочие ответили: работайте сами, раз вы оккупировали завод. Рабочие НЕВЗа и других заводов вместе с семьями решили двинуться демонстрацией в город к горкому КПСС, выдвинув лозунги и требования: «Мяса, масла!!!». На мосту через реку Тузлов колонна встретила заграждение из танков, но, обойдя их, двинулась дальше, при этом некоторые солдаты даже помогали людям перелезать через танки.

    фото

    Подойдя к горкому, рабочие расположились в сквере перед ним. В толпе шныряли люди в штатском, явно не рабочего вида, щелкая минифотоаппаратами, отмечая наиболее активных. В здании горкома в это время находились председатель горисполкома Замула и завотделом ЦК КПСС Степаков, которые с балкона через громкоговоритель начали переговоры с митингующими.

    фото

    Но их призыв прекратить беспорядки и вернуться на рабочие места был встречен возмущением. Группа демонстрантов прорвалась через редкое оцепление милиции в здание горкома и попыталась взять кого-нибудь из партийных начальников в заложники. Но те в страхе бежали от рабочего класса. Не найдя никого из начальства, рабочие обнаружили обстановку барской жизни номенклатуры на фоне крайней бедности рабочих масс Новочеркасска.

    фото

    Из Москвы в Новочеркасск для успокоения народа прибыли члены президиума ЦК КПСС Микоян, Козлов и другие.

    фото

    Демонстранты приняли решение направить делегацию в здание Кавалерийских курсов для переговоров, однако они не принесли никакого результата. Другая группа рабочих отправилась к городскому отделению милиции освобождать своих арестованных накануне товарищей. Произошло столкновение рабочих с милицией. Рабочие проникли в здание милиции, завязалась борьба, один рабочий выхватил автомат у милиционера, но его и еще четверых застрелил другой милиционер. Около 30 ворвавшихся в здание рабочих арестовали.

    фото

    Расстрел рабочих в Новочеркасске . Июнь 1962
    Кадры из фильма о Новочеркасском расстреле

    В это время на площади перед горкомом КПСС появился начальник Новочеркасского гарнизона генерал-майор Олешко с 50 вооруженными автоматчиками, которые оттеснили толпу людей от здания горкома. На требования генерала уйти от здания, рабочие ответили неодобрительными возгласами. Тогда автоматчики дали предупредительный залп в воздух. Толпа отхлынула назад, но вскоре опять стала на прежнее место. Второй залп над головами рабочих прошёлся по деревьям, на которых сидели любопытные мальчишки.

    Одновременно с крыши горкома и соседних домов открыли огонь снайперы и пулемёт, появились убитые и раненые, толпа людей пришла в панику и стала разбегаться. Всего на площади у горкома и у горотдела милиции было убито 24 человека, среди них дети и женщины. С огнестрельными ранениями в больницы поступили 45 человек. Всего раненых было около 90 человек, но многие не обращались к врачам, так как боялись ареста. Все трупы погибших поздно ночью вывезли из города и похоронили в чужих могилах, на разных кладбищах Ростовской области. Площадь перед горкомом пытались отмыть от крови, но не удалось, решили заасфальтировать.

    Следует отметить, что не все военнослужащие согласились стрелять в народ. Когда члены Президиума ЦК КПСС потребовали вооруженного вмешательства, то командующий Северо-Кавказским военным округом генерал-фронтовик И.А. Плиев и его ближайшие помощники распорядились, чтобы танкисты, экипажи БТР и другие подразделения, выведенные из казарм на оцепление, не имели боекомплектов.

    фото

    Свидетели утверждали, что один офицер местного гарнизона, получивший команду открыть огонь перед горкомом, отказался передавать эту команду своим солдатам и перед строем застрелился. Ранее в тот же день заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом генерал М.К. Шапошников получил приказ атаковать толпу танками у реки Тузлов. «Не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать нашими танками», – ответил генерал-фронтовик (Герой Советского Союза в 1944 г.) («Литературная газета», 21.6.1989).

    Позднее генерал пытался предать гласности информацию о новочеркасской трагедии. В 1966 г. генерал-лейтенант Шапошников был отправлен в отставку. Против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в антисоветской пропаганде, в 1967 году его исключили из партии.

    фото

    3 июня рабочие, несмотря на расстрел, небольшими группами с завода снова двинулись в город. К 8 часам у горкома и горотдела снова стала собираться толпа.

    фото

    Рабочие вновь приблизились к оцеплению и стали требовать освобождения арестованных товарищей. В кинотеатре «Победа» власти установили репродукторы и стали транслировать записанные накануне речь Микояна и приказ командующего округом о введении комендантского часа. К 12 часам властям удалось организовать партактив, дружинников, лояльных рабочих. Началась массовая агитация на заводах и среди горожан, с призывом успокоиться и приступить к работе.

    В 15 часов по радио выступил член Президиума ЦК КПСС Козлов с обещанием «тщательно разобраться с недостатками в установлении расценок на предприятиях города» и «принять меры по улучшению торговли продуктами питания и широкого потребления». После его речи напряжение стало спадать, люди стали расходиться, а в ночь с 3 на 4 июня было задержано 240 человек. Снабжение города продовольствием улучшилось.

    фото

    14-20 августа в Новочеркасске под большой охраной милиции и войск МВД проходил показательный «открытый» суд над «зачинщиками массовых беспорядков». По приговору были расстреляны семь рабочих активистов за «бандитизм» и »антисоветскую деятельность«: Александр Зайцев, Андрей Коркач, Михаил Кузнецов, Борис Мокроусов, Сергей Сотников, Владимир Черепанов, Владимир Шуваев. 105 человек получили сроки заключения от 10 до 15 лет с отбыванием в колонии строгого режима. Сотни милиционеров и военных дали подписку о неразглашении.

    фото

    Как ни старались власти скрыть это события, информация о нем все же просачивалась в другие города и за границу. Причем редакция эмигрантского журнала »Посев« сразу же »вычислила« некое необычное происшествие в СССР по косвенным признакам в советской печати.

    Почти 30-летнее молчание в СССР было прервано активными запросами общественности в различные государственные органы в начале 1990-х годов. Первый городской митинг новочеркасцев, посвященный памяти жертв событий 1962 г. состоялся у здания администрации в 1991г., т.е. в день 29-й годовщины. На месте гибели людей в сквере перед площадью установили памятный знак-камень из белого мрамора. В 1994 г. останки 20 погибших нашли на кладбище Новошахтинска, состоялось их перезахоронение на городском кладбище.

    фото

    Постановление Правительства РФ № 810 от 22.10.92 г. и № 102 от 14.02.94 г. »О выплате единовременных денежных компенсаций семьям погибших во время событий в городе Новочеркасске и необоснованно осужденных в связи с этими событиями к исключительной мере наказания« определило выплату пособия 20 жертвам на общую сумму 6.674.000 руб. в 1994 г., а в 1997 г. было выплачено пособие А.Н. Черепановой за ее мужа, расстрелянного в 1962 г., в размере 1.897.500 руб. (не деноминированных рублей); а по Постановлению № 843 от 18 июля 1996 г. »О выплате единовременных пособий лицам, получившим огнестрельные ранения во время событий в г. Новочеркасске в июне 1962 года” выплачены единовременные пособия на общую сумму 42.833.500 руб. 13 человекам, ставшим инвалидами в результате огнестрельных ранений и 7 получившим огнестрельные ранения.

    фото

    Рабочие пришли на смену, вышли покурить в беседку, обсуждая последние новости. В один день с повышением цен на продукты им снизили расценки оплаты труда. На вопрос "Как жить?" директор завода Курочкин ответил: "Не хватает денег на мясо, ешьте пирожки с ливером". Говорят, именно эта фраза переполнила чашу терпения.

    Бросили работу. Подняли плакат "Мясо, масло, повышение зарплаты!". Захватили заводоуправление, остановили проходящий поезд – "чтоб Москва услышала". Пошли искать правду в горком партии. Колонной, с песнями, портретами Ленина и словами "Дорогу рабочему классу!". Есть фото из архивов КГБ, по ним опознавали участников. Операцию по нейтрализации восстания там назвали "Фестиваль".

    "Вот кто-то бы такой умный нашелся, выступил бы с этого балкона, и люди б все поняли и разошлись", — говорит свидетель событий Анатолий Жмурин.

    На балкон по просьбе некоего генерала вышла случайно оказавшаяся в центре событий крановщица Валентина Водяницкая. У военных, местных чиновников и членов Политбюро, на вертолете круживших над площадью, диалог с народом не сложился.

    87 человек были ранены, 26 убиты. Большинство – случайные прохожие. Еще семеро участников осуждены и расстреляны по статье «бандитизм». Больше сотни отправлены в лагеря. Тела убитых — главную улику – спрятали, их удалось найти и достойно похоронить спустя 30 лет.

    Видео - Расстрел демонстрации рабочих в Новочеркасске 1962 СССР

    "Это юридически доказанное преступление власти. В 1992 году было принято постановление Верховного Совета РСФСР, подписанное Хасбулатовым, а в 1996 году вышел указ президента Ельцина. И в постановлении, и в указе написано, что власть стреляла в мирную демонстрацию рабочих", — говорит президент фонда «Новочеркасская трагедия» Татьяна Бочарова. shokgid.ru

    Криворожский народный бунт 1963 года

    Вспоминая о социальных волнениях и народных бунтах в крупных промышленных городах СССР конца хрущёвской эпохи, как правило, говорят о Новочеркасске. Тамошние события относительно хорошо описаны, сохранились архивные фото и воспоминания участников тех событий.

    фото

    В июне 1962 г. рабочие локомотивного завода, протестуя против повышения цен на продовольствие, объявили забастовку и пошли под красными флагами и портретами Ленина к горисполкому, где войска расстреляли бастующих. 23 рабочих погибли, 70 ранены, 132 человека были приговорены к смертной казни или длительным срокам заключения.

    Дух времени

    Еще до Новочеркасска массовые выступления, с разной степенью жестокости подавленные властями, произошли в подмосковном Подольске (1957), казахстанском Темиртау (1959), азербайджанском Кировабаде (1961), Краснодаре (1961), алтайском Бийске (1961), Муроме и Александрове Владимирской области РСФСР (1961), Беслане (1961). Продолжались бунты и после Новочеркасска: Сумгаит (1963), подмосковные Бронницы (1964), Москва (1966), киргизский Фрунзе (1967), казахстанский Чимкент (1967), Прилуки (1967), белорусский Слуцк (1967), Нальчик (1968). Лишь после 1968 года волна народных волнений спадает на добрый десяток лет.

    Чаще всего причинами народного возмущения называют перебои в поставках продовольствия и повышение цен на продукты питания. На самом деле, судя по свидетельствам, собранным историками, а также архивным документам (основным из которых является подборка, составленная в 1988 г. специально для Горбачёва) , это справедливо лишь для Кировабада и Новочеркасска. В подавляющем же большинстве случаев непосредственным поводом для бунта служило то, что сегодня называется «ментовским беспределом». Почувствовав смену политического климата во второй половине 1950-х, люди очень остро реагировали на «нарушения социалистической законности» со стороны правоохранителей.

    фото

    Если расцвет протестов пришёлся на 1960-е годы, то свою силу народ почувствовал сразу после смерти Сталина, не дожидаясь ХХ партсъезда. 4 августа 1953 г. милиционер в Херсоне применил физическую силу при задержании подростка, продававшего на базаре кукурузу – случай, на который сегодня бы вряд ли обратили внимание даже дотошные правозащитники (на фоне «настоящего» беспредела сейчас здесь нет ничего вопиющего). Тогда возмущённые горожане среагировали мгновенно: возле здания милицейского облуправления собралась толпа из 500 человек, из которой раздавались «выкрики антисоветского содержания». Милиционер был арестован и отдан под следствие. Впоследствии механизмы низовой самоорганизации срабатывали ещё более эффективно: в ответ на аналогичные инциденты мгновенно собирались многотысячные толпы. (Забавно, как в гэбистских сводках, описывающих эти случаи, неизменно фигурировали «пьяные граждане»: представьте себе, например, три тысячи «пьяных» манифестантов.)

    Криворожские события

    В 1963 г. народный бунт произошёл в Кривом Роге. Участники и свидетели тех событий довольно хорошо помнят их, хотя и редко вспоминают о них по собственной инициативе. Если в советские времена «бунт на Соцгороде» был не особо обсуждаемым, но общеизвестным в городе событием, то сегодня молодое поколение практически ничего о нём не знает. Официальные учебники истории более охотно рассказывают о позднейших диссидентах-националистах, а левые помнят в основном о самом громком Новочеркасском восстании. Но 50 лет назад рабочий класс боролся и побеждал повсеместно, и эти страницы истории украинского пролетариата не следует забывать. Дальнейшее описание криворожских событий 1963 г. записано со слов двух человек, представителей тогдашней рабочей молодёжи: один пытался «поддерживать порядок», будучи в составе студенческой дружины, второй был простым рабочим.

    16 июня в трамвае, ехавшем вдоль парка в районе Соцгорода (около нынешнего стадиона «Металлург»), разгорелся бытовой конфликт: пассажирам не понравилось развязное поведение нетрезвого солдата. Его высадил и начал «успокаивать» милиционер, по свистку на подмогу прибежали патрульные – тоже пьяные. Граждане, только что требовавшие привести солдата в чувство, были возмущены тем, как с ним обходится милиция. Не желая потерять в толпе солдата, «правоохранители» открыли огонь. Были ранены двое прохожих, но солдату не удалось убежать: его потащили в Дзержинское РОВД.

    По району мгновенно разошлась новость о том, что пьяные менты бьют солдата и стреляют в людей. Вокруг РОВД на улице Революционной собралась внушительных размеров толпа (около 600 человек), требовавшая отпустить военнослужащего и наказать виновных в произволе. Власти начали стягивать к месту событий милицейские подразделения из других районов, но на протестующих это не произвело должного впечатления: в милицию полетели булыжники, та ответила дубинками. Граждане переворачивали машины, в конце концов прорвали милицейское оцепление и штурмом заняли первый этаж РОВД. На второй этаж, где находится оружейный арсенал, подниматься не рискнули, понимая, что тогда «будут стрелять прямо в голову».

    Милиционера, с которого всё началось, повесили на пустыре – там, где сейчас находится криворожский горисполком. Бунтующие подожгли здание РОВД (поговаривают, что инициаторами поджога были затесавшиеся «рецидивисты»: в результате сгорел архив уголовных дел). Милиция открыла огонь на поражение.

    фото

    Вести о бунте, который растерявшиеся власти с трудом смогли подавить, без помощи всяких СМИ быстро разошлись по всему городу. Через пару дней в районе ЦГОКа милицейский патруль грубо разгонял бабушек, торговавших на улице семечками и прочей мелочью. Навстречу шла группа рабочих, возвращавшихся со смены. «Вы что, хотите, чтоб мы тут устроили то, что было на Соцгороде?», - с такой угрозой работяги обступили ментов. Конфликт на ЦГОКе был менее масштабным и кровавым, но показательным: люди по-прежнему верили в свои силы, и события двухдневной давности эту веру не подорвали, а лишь укрепили.

    Закон джунглей

    Характерно, что очевидцы категорически отрицали какую-либо связь волнений с повышением цен, дефицитом или другими экономическими проблемами. Более того, они (вопреки историческим данным) вообще заявили, что это не было проблемой, что в те времена цены только снижали, а фото известных новочеркасских плакатов, дескать, наверняка подделали в наши дни с помощью компьютерной техники. То есть, участники связывают эти события исключительно с протестом против полицейского произвола.

    Этим же были мотивированы и позднейшие массовые выступления – например, бунт в Днепродзержинске в 1972 г. Тогда двое милиционеров «приняли» на улице троих выпивших мужчин, возвращавшихся со свадьбы, и повезли их в вытрезвитель. По вине правоохранителей получилось так, что в салоне «воронка» вспыхнула канистра бензина, и трое «клиентов» сгорели заживо. Вокруг машины собралась толпа, сначала не настроенная агрессивно. Людей раззадорили сами кагэбисты и милиционеры, начавшие утверждать, что «здесь ничего не случилось». Сгоревший «воронок» перевернули и отбуксировали к горкому, в окна учреждения полетели камни. Часть толпы переместилась от горкома к ГОВД, начала штурмовать милицию. Протестующих разогнали слезоточивым газом, в город пригнали военных и внутренние войска. Солдаты ехали в грузовиках и простреливали улицы холостыми патронами. На следующий день начались аресты, всего по делу проходило около 350 человек.

    С более отдалённой перспективы очевидно, что такие вспышки могли произойти только в обществе, где давно уже тлели искры социального конфликта. Но ведь и в сегодняшнем украинском обществе нет недостатка в факторах, усиливающих социальную напряжённость. Почему же в интернет-сообществе ua_antiment регулярно пополняется список (наверняка далеко не исчерпывающий) случаев безнаказанного милицейского произвола – пыток, издевательств, избиений, фабрикации дел и др. – не вызывающих практически никакого отпора? Когда «правоохранителей» пытается остановить один человек, за него заступается, максимум, полсотни женщин (да и то безуспешно: см. дело Влада Галкина) – тогда как 40-50 лет назад в аналогичном случае героя наверняка отбила бы многотысячная толпа.

    Сегодня мы намного более запуганы террором людей в погонах, чем это было в «тоталитарном» СССР. Членов атомизированного постсоветского общества объединяет между собой гораздо меньше уз, чем тогда. Идеология 90-х – «каждый сам за себя, никто никому ничего не должен» - успешно действует и в конце 2000-х, разъединяя нас в интересах власть имущих. И пока мы не научимся элементарной солидарности, не поймём, что у всех нас – простых людей, наёмных работников, без блата наверху и банковского счёта за границей – общие интересы, до тех пор власть и капитал будет обыгрывать нас всухую. Несмотря на наш с вами подавляющий численный перевес. Пусть же история криворожского рабочего восстания послужит нам уроком такой солидарности.

    Денис Горбач

    Основные правила поведения советских граждан, выезжающих в капстраны

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    фото

    Можно приобрести

    Одежда от "Провидѣнія"

    Футболку "Провидѣніе" можно приобрести по e-mail: providenie@yandex.ru

    фото

    Футболка - одна из самых популярных вещей в мире. Футболки носят дети, подростки, мужчины и женщины. Их носят в любое время года.

    Помочь, проекту
    "Провидѣніе"

    Яндекс-кошелёк - 41001400500447

    Сбербанк России - 4817760048183572

    фото
    Застолби свой ник!

    Источник — https://allin777.livejournal.com

    Просмотров: 262 | Добавил: providenie | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 45

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году